Исторические процессы в русском языке с точки зрения Живой Этики

0
57

Забровская Марина Владимировна,
сотрудник Забайкальского регионального отделения
«Всероссийского общества историков-архивистов»,
член Союза журналистов России

Любой язык ‒ сложнейшая знаковая система, организованная в соответствии с определенными законами, правилами и нормами, регулирующими фонетическое, грамматическое, лексическое, словообразовательное его строение. Язык ‒ одна из важнейших культурных ценностей человечества, это коллективное творчество отдельного народа многовековой длительности, и потому одним из важных качеств любого языка является его историческая изменчивость, связанная с изменениями в окружающей носителей языка действительности. Язык нуждается в форме своего проявления, такой формой является речь ‒ звуковой и знаковый строй языка, благодаря которому мысли облекаются в форму звучащего или написанного слова.

В Учении Живой Этики проблемы развития языка земного человечества рассматриваются от первоначальных этапов зарождения и формирования в виде звуковой речи и письма, до следующего эволюционного этапа его выражения – передачи и восприятия сформированных уплотненных мыслеобразов. О начальных формах проявления человеческой мысли говорится так: «…каждый земной язык представляет собою не что иное, как попытку выразить в более или менее несовершенной форме незримую сущность того, что он пытается выразить видимо в виде звуков или начертаний. Язык – это ряд звуковых или начертательных символов, выражающих мысль, незримую и безбуквенную. <…> На данной ступени нельзя избежать посредничества звуковых и начертательных символов для передачи и обмена мыслей» [5, с. 199], ‒ утверждается в Гранях Агни Йоги.

Как заметил выдающийся российский лингвист XIX в. Ф.И.Буслаев «…мы получили бы превратное понятие об истории языка, если бы стали рассматривать ее так же, как историю какого-либо искусства, ремесла или даже науки. Все эти отрасли народного образования возникают из малых начатков и постепенно совершенствуются. Что же касается до языка, то мы не знаем первых начатков его; знаем только, что все языки, в их древнейшую эпоху, нам доступную по оставшимся памятникам, отличаются особенною полнотною и разнообразием грамматических форм» [4, с. 12]. Отметил Ф.И.Буслаев и то, что с течением времени наблюдается тенденция к сближению многочисленных в первобытном обществе наречий и по грамматическому построению, и по лексическому составу [4, с. 4]. По мере развития коммуникативных возможностей общества все отчетливей проявляется тенденция к взаимовлиянию языков.

Особое воздействие на исторические процессы в языке оказывает эволюционное изменение типа мышления. Об этом свидетельствует Учение Живой Этики, утверждая, что: «На расстоянии одного века уже меняется мышление и язык. Можно утверждать, что в период особых напряжений и явления жизни будут спешить» [2, с. 255]. Естественно, что язык представителя религиозного типа мышления несколько отличался от носителя мышления научного. Однако, как утверждает Живая Этика: «Новое мышление не есть ниспровержение всего старого. Так оно будет лучшим другом всего уже найденного. Такое мышление не отринет непонятную формулу, только потому, что она сейчас неясна. <…> Каждый язык не сохраняется; в течение уже одного века смысл выражений изменяется и влечет за собою сложность подходов к мышлению. Не будем жалеть о водах текучих, но не забудем, что смотрим на старые достижения новыми глазами» [11, с. 112]. Эта же мысль подтверждается и в книге «Аум», где сказано, что в древних языках запечатлена история мысли человечества и по ним можно наблюдать как развивался понятийный аппарат того или другого народа. «Возьмем санскрит и латинский язык, можем видеть насколько латинский уже обходился без очень глубоких понятий; и Рим, устремленный к материализму, не сравним с памятниками мысли Индии» [3, с. 109].

Язык ‒ одно из проявлений духа народа. Россия ‒ великая многонациональная и многоязычная страна с богатейшими культурными корнями, уходящими в глубину веков. Многие исследователи-лингвисты утверждают, что русский язык невероятно богат и сложен. Это утверждение, основанное на многообразии словообразовательных вариантов, ударений, смысловых оттенков, дает нам представление и о душе русского народа.

«Знать русский язык – значит открыть глаза на мир», – учил своих земляков великий казахский поэт и философ Абай, ведь по его утверждению, русский народ «раньше других разгадал тайны природы» [1], под последней он понимал самые широкие философские аспекты проявления человеческой сущности и мироздания.

Д.С.Лихачёв, считавший русский язык одним из совершеннейших языков мира, давший в XIX веке лучшую в мире литературу и поэзию, утверждал, что связано это с уникальной многонациональной основой русской культуры. «Русская культура уже по одному тому, что она включает в свой состав культуры десятка других народов и издавна была связана с соседними культурами Скандинавии, Византии, южных и западных славян, Германии, Италии, народов Востока и Кавказа, культура универсальная и терпимая к культурам других народов» [8, с. 4], ‒ писал Д.С.Лихачёв.

Впитывая культурные традиции других народов, звуковые гармонии, смысловые образы, русский язык становился богаче, появлялись синонимы, слово обрастало многозначными смысловыми вариантами, расширялось поле эмоциональной выразительности речи. Такие высокие ассимилятивные способности русской культуры и русского языка свидетельствуют об их достаточно высокой устойчивости при взаимодействии с другими языками и иными культурными кодами. Культурные коды русского народа – его «внутренние силы» – сказались и на его языке, склонном к особой выразительной эмоциональности, с присущим только ему разнообразием «характеров и типов отношения к миру» [9, с. 178].

Однако все чаще в речи носителей русского языка встречаются фонетически искаженные словоформы и слова «паразиты», уродующие звуковой строй русской речи, используется калькирование иностранных слов и употребление их без ассимиляции в соответствии с языковыми законами русской речи, что ведет к утрате языкового (звукового) кода русского языка, выражающего русский культурный код ‒ дух народа. Недаром слово дух с точки зрения исторического словообразования произошло от слова дышать. Язык народа ‒ это единое Божественное дыхание, воспринятое каждым народом в преломлении через особые общенародные излучения, связанные с кармическими предпосылками и излучениями места, где формировался язык каждого конкретного народа в метаисторические времена. В Гранях Агни Йоги обращено внимание на то, что «…способность речи выработал в себе человек за время существования немых рас. Но чтобы заговорить, нужна была искра самосознания» [6, с. 249], т.е. накопления, проносимые человеком из жизни в жизнь через череду воплощений.

К.Г.Паустовский в рассказе «Живое и мертвое слово», размышляя о происходящих с так любимым им русским языком переменах, с присущей ему яркой образностью задает себе и читателям вопросы: «Для чего в этом языке существует неизмеримое количество великолепнейших слов, способных передать все богатство духовного мира нашего человека? <…> Для чего был вызван к жизни этот волшебный, свободный, крылатый и живой язык, живой потому, что он всегда выражал живую душу народа? Неужели для того, чтобы свести его к косноязычию, к словарной нищете, к фонетическому безобразию, иными словами – к языку мертвому?» [12].

С давних пор человечество мечтает об едином мировом языке, языке международного общения. Предпринимались попытки изобретения искусственных языков, таких как эсперанто, воляпюк, идо или глоса, не получивших, однако общенародного распространения, что связано, среди прочих факторов и с тем, что работа шла лишь над знаковой системой, без учета внутреннего вдохновения. В книге «Надземное» сказано: «Люди иногда мечтают о физическом всемирном языке, но забывают, что прежде надо подумать о духовном взаимопонимании» [2, с. 420]. Для того, чтобы язык был воспринят многими пользователями необходимо, чтобы он развиваться как особый творческий процесс.

«Люди не понимают, что калечение языка есть преступление, ибо много корней в своем звучании имеют глубокое значение» [2, с. 70], – утверждает Живая Этика. Об этом же говорил и В.И.Даль, подтверждая, что «…с языком, с человеческим словом, с речью безнаказанно шутить нельзя; словесная речь человека, это видимая, осязаемая связь, союзное звено между телом и духом: без слов нет сознательной мысли… без вещественных средств этих, в вещественном мире, дух ничего сделать не может, не может даже проявиться…» [7, с. 23].

В настоящее время, как отмечают лингвисты, происходят процессы «умирания» языков, причем речь идет не только о языках малых народов, но и о вполне оформленных и исторически сложившихся, таких как, например, русский язык. Важную роль в размывании лексических и фонетических границ языков играют глобализационные процессы, охватившие все стороны жизни человека. Происходит ускоренное взаимопроникновение лексических единиц разных языковых систем. Кроме того, огромное влияние на формирование современных языков оказывает Интернет, благодаря которому существенно возросла и скорость общения. Данные процессы, часто пугающие западных ученых-исследователей языка, подтверждают мысли, высказанные создателями философского учения Живая Этика о том, что вслед за изменением мышления, а это, несомненно, происходит, изменяется и язык.

На новом эволюционном витке развития человеческого сознания, научное мышление все более вытесняется космическим, в связи с чем меняется и наполнение языка. Речь теперь идет не только о появлении новых слов, связанных с обновляющейся картиной мира, где все активнее используются не только термины, связанные с освоением космического пространства, но и понятия общего блага, мировой эволюции, ведущего Божественного начала. Ключевыми становятся определительные, связанные с понятиями «культура», «красота», «духовность», «тонкие энергии». Живая Этика наполнена определениями «язык сердца», «язык духа», «язык Тонкого Мира». К таким же представлениям в своих размышлениях о языке и его носителях приходили в разное время выдающиеся деятели русской культуры, такие как М.В.Ломоносов, А.С.Пушкин, Н.В.Гоголь, К.Г.Паустовский, Д.С.Лихачёв и другие. Они, как и творцы учения Живой Этики, каждый по-своему, утверждали, что лишь русский язык способен так тонко и многообразно описывать духовные явления, или явления Тонкого Мира, как называет их Живая Этика.

М.В.Ломоносов, в предисловии к труду о прекрасноречии «Краткое руководство к красноречию» писал: «…всевышняя премудрость к дарованию разума присовокупила человеку и слова – дарование, в котором остроумные люди уже в древние времена приметили, что оное искусством увеличено и тем с вящею пользою употреблено быть может» [10, с. 91]. Ломоносов, приравнивая говорящего к сотворцам Всевышнего, утверждал: «Сочинитель слова тем обильнейшими изобретениями оное обогатить может, чем быстрейшую имеет силу совображения, которая есть душевное дарование…» [10, с. 109].

Будущее русского языка, как и всех других языков мира, связанно, по утверждению создателей учения Живая Этика, с понятиями о красоте и психической энергии. Эволюция звуковой речи, по их мнению, приведет к беззвучному общению: «Формой высшего общения будет уловление мысли без звука» [13, с. 69]. Но для этого человечество в большинстве своем должно будет научиться распознавать мысленные потоки, оформленные психической энергией. Для свершения такого эволюционного перехода от привычной знаковой и звуковой системы языка к формам высшего общения, человечество должно будет пройти через овладение процессом мышления и через утончение языка и его выразителя ‒ речи. Только тогда в историческом будущем можно будет подойти к изменению знаковой языковой системы и к переходу ее на новый качественный уровень, изучаемый метанаучными способами познания ‒ через ясновидение и яснослышание.

Список литературы

  1. Абай (Кунанбаев). Слова назидания: Двадцать пятое слово Электронный ресурс / Абай; пер. С.Санбаева // Институт Абая: сайт. URL: http://abai.kaznu.kz/rus/?p=113 (Дата обращения 04.09.2021)
  2. Агни Йога: Живая Этика. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2004. Т. 5.
  3. Аум. М.: МЦР, 2019.
  4. Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. Ч. 1: Этимология / сост. Ф.И.Буслаев. М.: Тип. Т. Рис, 1881.
  5. Грани Агни Йоги. 1952: ч. 2. Новосибирск: Алгим, 2014.
  6. Грани Агни Йоги. 1957. Новосибирск: Алгим, 2018.
  7. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1: А ‒ З / В.И.Даль. С.-Пб.; М.: М.О.Вольф, 1880.
  8. Лихачёв Д.С. О национальном характере русских / Д.С.Лихачёв // Вопросы философии. 1990. № 4. С. 3.
  9. Лихачёв Д.С. Раздумья / Дмитрий Сергеевич Лихачёв. М. : Дет. лит., 1991.
  10. Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений / М.В.Ломоносов; Акад. наук СССР. Т. 7: Труды по филологии. 1739–1758 / [ред.: В.В.Виноградов и др.]. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1952.
  11. Мир Огненный. М.: МЦР, 2016. Ч. 1.
  12. Паустовский К.Г. Живое и мертвое слово [Электронный ресурс] // К.Г.Паустовский: сайт. URL: http://paustovskiy-lit.ru/paustovskiy/public/zhivoe-i-mertvoe-slovo.htm (Дата обращения 04.09.2021)
  13. Сердце. М.: МЦР, 2015.