Л.В.Шапошникова. Земной маршрут космической эволюции

0
46
Л.В.Шапошникова

первый вице-президент Международного Центра Рерихов,
генеральный директор Музея имени Н.К.Рериха, академик Российской Академии естественных наук и Российской Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского


Земной маршрут космической эволюции [1]

Встречаясь со случайной рутиной ежедневности, встречая трудности и грубость и обременительные заботы в Азии, вы не должны сомневаться, что в самую обычную минуту у двери вашей уже готов постучаться кто-то с самою великою вестью. Два потока жизни особенно различны в Азии, и потому пусть лик обыденности не разочаровывает вас, легко вы можете быть вознаграждены зовом великой правды, которая увлечет вас навсегда.
Н.К.Рерих. Сердце Азии

В 1930 г. Нью-Йоркский Музей Николая Рериха издал книгу. Она называлась таинственным словом «Шамбала», а ее автором был сам Н.К.Рерих. Книга была посвящена важным темам культуры. Она появилась через два года после окончания Центрально-Азиатской экспедиции Рериха, которой в книге были посвящены 13 очерков.
К тому времени уже увидели свет три экспедиционных дневника: «Алтай–Гималаи» и «Сердце Азии» Н.К.Рериха и «По тропам Срединной Азии» Ю.Н.Рериха. Трудно сказать, почему эти 13 очерков не вошли в опубликованные дневники Николая Константиновича, но теперь они представляют собой достойное и важное дополнение к этим дневникам.
Первый их этих очерков – «Шамбала Сияющая», в котором раскрывается мифологическое и реальное понятие «Шамбала». Написанный в форме диалога, напоминающего платоновский, очерк вобрал в себя почти все загадочные моменты, связанные с Караваном и касавшиеся важнейших проблем Космической эволюции.
«“Лама, расскажи мне о Шамбале!” – так начинается очерк. “Но вы, жители Запада, ничего не знаете о Шамбале и не хотите ничего знать. Вероятно, ты спрашиваешь только из любопытства и впустую произносишь это священное слово”.
“Лама, я не бесцельно спрашиваю о Шамбале. Повсюду люди знают этот великий символ под разными именами. Наши ученые разыскивают каждую искру знания об этом замечательном месте”»[2].
Являясь одним из необычных и уникальных произведений, «Шамбала Сияющая» имеет как бы три слоя: мифический, или легендарный, исторический и, наконец, реальный, с которым и соприкоснулись участники самого Каравана. Все три слоя проникают друг в друга и, пройдя незаметную границу, сливаются воедино. Часто очень трудно или просто невозможно отделить их друг от друга.
Рерих сумел собрать многие легенды, мифы, рассказы о Заповедной Стране с таинственным именем Шамбала. Этот необычный цикл легенд по мере углубления драмы самого сюжета разрастается, усложняется и порой напоминает могучее дерево, корнями уходящее в глубь земной истории. На этом дереве время наслаивало кольцо за кольцом, а крона поднималась все выше и выше, куда-то туда, к дальнему небу. Никто до Рериха не проделал такой уникальной работы. Легенды, мифы и рассказы, казалось бы порой не связанные друг с другом, он выстроил в единый цикл и создал из него совершенную и прекрасную структуру, замыкающуюся на таинственной Шамбале.
Языком легенд и мифов он сумел выразить сложнейшие понятия Космической эволюции, соединяя в единое целое древнее образное и умозрительное знание с современной научной мыслью. Мы находим в «Шамбале Сияющей» ценнейшее указание на Великие Законы Космоса. «Учительство есть высочайшая связь, которую только возможно достичь в наших земных облачениях. Нас ведут Учителя, и мы стремимся к совершенству в нашем почитании Учителя»[3]. Мы слышим голос наступающего нового этапа Космической эволюции человечества. «Приближается великая эпоха. Правитель Мира готов для битвы. Многие знамения происходят. Космический Огонь опять приближается к Земле. Планеты предвещают новую эру. Но много катастроф произойдет до наступления новой эры процветания. Снова человечество будет испытано, чтобы определить, достаточно ли развился его дух. Подземный огонь сейчас стремится соединиться с огненным элементом Акаши; если все добрые силы не объединят свою мощь, неизбежны величайшие катаклизмы»[4]. Мы находим в очерке упоминание о лучистой материи, об энергиях, космических Учителях и многом другом, что составляет важнейшую суть грядущей эволюции.
«Помимо историков, – отмечает Николай Константинович в своем экспедиционном дневнике, – пишется другая история мира»[5].
Жизнь самого Каравана тоже была необычной. Казалось, что легенды и рассказы о Заповедной Стране, Мудрецах и Камне ожили на его маршруте. Караван шел по какой-то особой, тайной тропе. И если сам экспедиционный маршрут был достоянием обычных историков, то тайная тропа пересекала пространство «помимо историков». Но для того, чтобы понять, что в действительности происходило на тропе Каравана, необходимо сделать некоторые отступления.
Известно, что Учителя-Махатмы были инициаторами Центрально-Азиатской экспедиции и последняя шла по их плану. В связи с этим экспедиция имела прямое отношение к важнейшему процессу – формированию нового эволюционного мировоззрения. Николай Константинович назвал его энергетическим. Оно нашло свое отражение и объяснение в книгах Живой Этики, в философских работах Елены Ивановны Рерих, в очерках и картинах самого Николая Константиновича. Все это творчество, включая художественное, философское, литературное, представляло собой уникальное явление синтеза, в котором в различной форме и ярких образах было сказано об одном – о Космической эволюции человечества и необходимости для ее понимания энергетического мировоззрения.
Планета подходила к своему новому эволюционному витку, и это ощущали не только Рерихи и их Учителя, пророки Востока, но и ученые Запада. В.И.Вернадский создавал теорию ноосферы, К.Э.Циолковский писал о космическом сознании человечества, А.Л.Чижевский изучал влияние Космоса на историю человечества. И все они, без сомнения, участвовали в формировании того нового энергетического мировоззрения, носителем которого стало Учение Живой Этики – философия космической реальности.
Мироздание с точки зрения энергетического мировоззрения представляет собой грандиозную одухотворенную систему, сложенную из энергетических структур различного качества и колебаний. Человек, являясь одной из таких структур, энергетически взаимодействует с остальной системой. В космосе все время происходят сложнейшие процессы энергоинформационного обмена различных уровней. Энергообмен является основной движущей силой Космической эволюции на всех ступенях. Все эти сложнейшие энергетические процессы подчинены Великим Законам Космоса, которые действуют на всех уровнях и во всех явлениях. Энергия одухотворенного Космоса связывает и заставляет взаимодействовать с остальным каждый атом, каждую частицу. Соблюдение Великих Законов Космоса, понимание их значения и умение ими пользоваться ведут к дальнейшему совершенствованию и духовно-энергетическому восхождению. Незнание этих Законов, их нарушение ведут к нисхождению, или к инволюции. Один из важнейших Космических Законов связан с Космическим Учительством, или Иерархией, и говорит о том, что энергия высокого Иерарха играет огромную роль в продвижении по спирали эволюции тех, кто стоит на более низкой ступени сознания и развития. Иными словами, Учителя, или Иерархи, как бы контролируют эволюционный путь человека, Планеты, Вселенной.
Энергетические процессы подвели в XX веке Планету и человечество к новому эволюционному витку и обусловили неизбежность тех изменений, которые связаны с этим витком.
За легендами о Шамбале, Великих Мудрецах, Чудесном Камне стоит энергетическая реальность нашей Планеты. Легенда о Заповедной Стране связана с особым местом на Земле, где формируется общая энергетика, необходимая для эволюционного продвижения земного человечества. За преданиями о Великих Мудрецах стоят духовные Учителя, познавшие действия Великих Законов Космоса и владеющие искусством разумно пользоваться силами природы. Поэтические преувеличения сказаний о Чудесном Камне скрывают особый метеорит, используя который можно формировать энергетические поля будущих культур. Метеорит несет в себе богатейшую информацию о различных энергетических взаимодействиях. Иногда даже трудно себе представить, что осколок легендарного Чинтамани индийцев, Норбу Ринпоче тибетцев, Грааль европейских преданий хранился в ларце, неоднократно изображенном на картинах Рериха.
В работе Елены Ивановны Рерих (под псевдонимом Ж.Сент-Илер), названной «Криптограммы Востока», была опубликована «Легенда о Камне»:

Иду пустыней. Несу чашу, щитом покрытую.
Сокровище в ней – дар Ориона.
Пламя Носящий, помни Лоб Нор и раскинь шатры.
Куку-Нор – конь спешит [6].

Так начиналась эта легенда, невольно вызывая в нашем воображении Караван, мерно ступающий по раскаленному песку древней пустыни. Центрально-Азиатская экспедиция, в Караване которой находился «Дар Ориона», охватив своим маршрутом Индию, Китай, Сибирь, Алтай, Монголию, Тибет, заложила магниты энергетического поля будущих культур нового эволюционного витка. В этом и состояло основное эволюционное действие экспедиции.
В очерке «Шамбала Сияющая» Рерих сумел в поэтической форме изложить концепцию Космической эволюции человечества и обозначил важнейшие для нашего времени и нашей Планеты вехи этой эволюции. Свободно сочетая легенды с реальными фактами, Рерих раскрыл тему удивительно корректно. Он сумел избежать прямолинейных утверждений и однозначной информации. Такая информация, по-своему воспринятая читателями различного уровня сознания и культуры, могла привести к искажениям, неправильным толкованиям, а подчас и просто к опошлению высоких понятий.
Все то, о чем писал Рерих, говорил или рисовал, так или иначе касалось проблем эволюции в ее энергетическом аспекте. Главные направления его научных и художественных интересов лежали именно в этой области. Заповедная Страна как бы освещает путь эволюционного поиска, которым занят Николай Константинович. Закладывая магниты будущих центров культур и цивилизаций, Рерих действовал научно и целеустремленно. «…В Тибете, – писал он, – живут два сознания: одно – просвещенное, эволюционирующее; другое – темное, суеверное, враждебное свету»[7]. В своем поиске он опирался на все «эволюционирующее», на то, что несет в себе будущее, и не отвергал того прошлого, на котором основывалось это будущее. Концепция единства прошлого, настоящего и будущего в процессе культурной преемственности и духовной эволюции человека являлась для него тем оценочным фактором, без которого поиск подобного рода был бы просто невозможен. Уникальный эволюционный поиск сформировал и окончательно завершил те исторические взгляды Николая Константиновича, которые были связаны с мировоззрением Живой Этики. Человечество, отмечал он в одной из своих работ, движется вспышками энергии. Следы этих вспышек он пытался нащупать в том разнообразном и огромном культурном материале, с которым столкнулся на экспедиционном маршруте. Рерих хорошо понимал, что исторические циклы подъемов и спадов, расцвета и упадка имеют энергетическую основу и связаны с действиями Великих Космических Законов, что они скорее естественны в своей основе, нежели социальны. Социальный элемент имел для него вторичное, как бы формообразующее следствие естественной стихии.
Его привлекали переселения народов, их движение на протяжении тысячелетий истории человечества. Здесь он мог провести энергетические исследования, понять закономерности и неизбежность этих подчас всеохватывающих движений. «Проблема великих миграций, – читаем мы в очерке «Подземные жители», – самая привлекательная в истории человечества. Какой дух двигал целыми народами и бесчисленными племенами? Какие катаклизмы гнали орды из родимых степей? Какое новое счастье и преимущества угадывали они в голубой дымке необъятной пустыни?»[8] Именно этот необъяснимый динамизм и создавал те «вспышки энергии», или «взрывы духовных накоплений», которые потом, преодолев инертность земной материи, расчищали пространство для нового исторического развития, для Нового Мира, в глубинах которого оставались жить прекрасные легенды о затерянных племенах, подземных обитателях и затонувших городах. Именно эти передвижения, в ходе которых накапливалась эволюционная энергия, были предвестниками новых циклов в истории человечества.
Его собственные симпатии были больше на стороне динамичных миров кочевников, нежели статичных и малоподвижных земледельческих цивилизаций. Движение кочевых народов, динамичность тех, кто отправляется в неведомые пространства, несли в себе больше «эволюционности» и больше соответствовали основным направлениям Космической эволюции человечества, чем оседлые, малоподвижные сообщества. Первые, участвуя в широкомасштабном энергетическом обмене, неизбежно создавали и возможности культурного обмена в самых различных формах и аспектах. Время и пространство человеческой истории для Рериха были наполнены сложнейшими процессами духовно-культурного взаимодействия, которое вело к синтезу, определенному самой Космической эволюцией. Он радовался и гордился, когда ему удавалось найти следы движения культуры тех, кто преодолевал огромные пространства степей, пустынь и гор. На тибетском плоскогорье Рерих обнаружил мегалитические памятники. Такие же он видел во Франции на берегу Атлантического океана. Он пристально изучал костюмы Тибета и открывал в них сходство со славянскими; встречал там же южноевропейский тип лица и делал свои выводы. Он представлял себе ярко и реально, как двигались эти люди и что они преодолевали.
Караван экспедиции прошел этими же путями и дал возможность его участникам ощутить во всем богатстве и разнообразии пространство Планеты в ее древнейшей части. Эти ощущения навели Николая Константиновича на размышления о Востоке и Западе. Действительно, сложилось так, что невидимая культурно-историческая граница разделяла Планету на две части – Восток и Запад, каждая из которых несла свою уникальную эволюционную нагрузку, время от времени показывая, что культурный синтез и взаимодействие ведут к расцвету, отсутствие таковых приводит к упадку. И Восток, и Запад как бы представляли собой два мозговых полушария Планеты – правое, несущее в себе образность мышления, левое – генератор абстрактных представлений. Человеческий мозг, действующий естественным образом, работает полноценно, если включены оба полушария, дополняющие друг друга. Если нарушается эта дополнительность в пользу какого-либо из них или, хуже того, происходит разъединение, изоляция, то работа мозга перестает быть полноценной, способной к истинному творчеству. Духовно-культурное взаимодействие Востока и Запада основано на том же энергетическом принципе, что и полушария человеческого мозга. И поэтому сама проблема Восток – Запад, задача ее синтеза, несомненно, является эволюционной по своему характеру. Когда Рерих писал очерки, затрагивающие эту проблему, на Земле было очень немного людей, которые понимали бы значение необходимости взаимодействия Востока и Запада. Большинству были более близки известные слова Р.Киплинга:

Запад есть Запад,
Восток есть Восток,
И вместе им не сойтись.

Однако история человечества знала немало периодов, когда они сходились, меняли энергетику Планеты и несли, казалось бы, неожиданный расцвет и западным цивилизациям, и восточным. Это было видно на примере кочевого мира Евразии, который, презрев все видимые и невидимые границы, заполнил собой и Восток, и Запад, создав уникальный энергетический котел, в котором закипела культура и того и другого пространства, вынося затем на поверхность дополняющие друг друга драгоценные кристаллы синтеза.
«Границы духовной жизни расширяются, – писал Рерих в очерке «Радость творчества». – И физические границы становятся гибкими и вибрирующими. Идея Востока и Запада – идея близнецов, которые никогда не встретятся, – для нашего ума уже закостеневшая идея»[9]. И еще: «Запад может легко понять основные принципиальные идеи Востока и хранить вечную мудрость, которая исходит из той части мира, откуда фактически произошли все религии и все вероучения. А Великий Восток следует открытиям Запада и ценит достижения этих творческих умов»[10].
Еще до того, как великий физик Нильс Бор, создавая теорию атомной физики, сформулировал принцип дополнительности различных культур, Рерих высказал мысль, что Восток и Запад можно сравнить с духом и материей, которые есть сочетание высокого энергетического качества.
«Я повторяю, – напоминал он, – что Восток может быть близким другом, самым искусным сотрудником, но этот миллиард людей так же легко может стать врагом из-за непонимания. Разве не прекрасная задача для нашего поколения – решить проблему непонимания, если мы чувствуем всеединство Великой Энергии? Импульс улучшения, духовного подъема, творчества является одним и тем же для всего человечества»[11].
Он исследовал многие культурные явления именно с точки зрения взаимодействия культур Востока и Запада. Мы находим эти исследования в очерках «Звезда Матери Мира», «Подземные жители», «Сын царя» и других. И, как бы заключая важную для него тему, он пишет в очерке «Радость творчества»: «И наш оптимизм не является продуктом далеких мечтаний, но результатом изучения дюжины стран и широких подходов к различным народам с совершенно разной психологией. И в конце концов, несмотря на все различия, они едины. И язык сердца, язык любви один и тот же. Если знак злобы – минус, острый, как пронзающая стрела, то язык любви – плюс, вечный пылающий крест, который с незапамятных времен проливал свет на сознание и содействовал подъему жизни»[12]. Эта мысль поднимается до высокого обобщения, касаясь вершин нашего эволюционного процесса, проникая в глубины внутреннего совершенствования человека. Она задевает важную проблему соотношения дифференциации и синтеза в нашем плотном мире, особенно в части таких эволюционных явлений, как интеллект и сердце, синтез которых должен привести к тому, что сердце станет умным, а интеллект сердечным. Главная устремленность эволюции материи к синтезу нашла в работах Николая Константиновича блестящее философское и художественное выражение, что часто свойственно ему как автору, который не столько говорит о синтезе, сколько работает этим методом.
Понятие Красоты, которого касается Николай Константинович почти во всех своих произведениях и, конечно, в приведенных очерках, представляет собой многогранное энергетическое явление космического характера. Если основная масса человечества в течение своей истории интуитивно притягивалась к Красоте и стихийно ценила ее, то лучшие умы человечества пытались осознать ее философскую основу. «Красота, – писал один из крупнейших русских философов Владимир Соловьев, – преображение материи через воплощение в ней другого сверхматериального начала»[13]. «Красота спасет мир»[14] – говорил Достоевский. «Осознание Красоты спасет мир»[15], – сделал существенное дополнение Рерих. Несмотря на осмысление сущности и роли Красоты во многих аспектах, она еще до сих пор остается самым манящим, самым таинственным и в то же время самым осязаемым космическим явлением. Последователь идей Живой Этики латышский поэт Рихард Рудзитис писал: «Заглянув глубже в ход эволюции человечества, мы откроем, что именно Красота рядом с религиозным чувством строила культуру духа человеческого, сообщала человеку самые светлые и высокие импульсы, окрыляла его, зажигала в нем стремление претворить обычность жизни в более идеальной перспективе»[16]. Следуя концепции своих Учителей, Рерих относил Красоту к важнейшим эволюционным процессам, справедливо считая ее одним из мощных энергетических рычагов движения самой эволюции человечества. Именно Красота в ее высоком философском и эволюционном смысле являлась основой человеческого духа. Именно она, активно участвующая в энергетическом обмене и создающая условия для аккумуляции энергий лучших качеств и высочайших колебаний, строит ступени для эволюционного восхождения человека. Будучи основным энергетическим средством преобразования хаоса в Космос, беспорядка в порядок, она является в силу этого обстоятельства и своеобразным индикатором, определяющим пространство Космоса, пронизывая собой это пространство и неся в себе Космический Свет в отличие от тьмы хаоса. Великие законы Космоса действуют по велениям Красоты, по ее энергетическим ритмам. Без Красоты не может состояться ни эволюция человечества в целом, ни продвижение отдельного человека. Без нее нет человека как такового, нет света на пути его. Образы Красоты, согласно Учению Живой Этики, живут и пульсируют в пространстве и воздействуют на психическую энергию индивидуума. Искусство, несущее истинную Красоту, играет важную роль в эволюционном процессе, меняя человека к лучшему, возвышая его мысли, развивая его дух. К сожалению, современным человечеством это до сих пор не осознано. Не осознано им и еще одно существенное обстоятельство – Красота есть единая и связующая категория для миров различных измерений, через которые мы проходим на своем эволюционном пути. Мы как бы создаем здесь, в плотном мире, для себя те условия, в которых мы будем существовать какое-то время в Мире Тонком, мире иного состояния материи и иного измерения. Если мы в земном существовании учимся Красоте, ощущаем ее, служим ей, то и в Тонком Мире мы не теряем связи с Красотой и создаем себе окружение прекрасного. Безобразие же, потеря эстетического идеала, которая наблюдается особенно в наши дни под влиянием чуждой нам массовой культуры Запада, создает окружение зла и тьмы и задерживает наше продвижение по спирали эволюции на значительный период. Энергетическое влияние миров различных измерений параллельно с нашим незнанием закономерностей их энергетического обмена может привести к опасным, а может быть, и непоправимым последствиям – исчезновению границы между красивым и безобразным, между Космосом и хаосом, между Светом и тьмой, между Добром и злом. Когда такое происходит, мы должны говорить уже не об эволюции, а об инволюции, то есть нисхождении по спирали культурно-духовного развития. Вот поэтому Николай Константинович, сам создатель полотен Красоты, неустанно призывал нас к познанию Красоты, к ее осознанию. «Осознание Красоты спасет мир», а если мир, то и нас с вами.
Такие очерки, как «Звезда Матери Мира», «Радость творчества», содержат немало интересных и важных мыслей автора, связанных с трактовкой сущности Красоты в самом высоком ее смысле. Как мы видим из названий самих очерков, Николай Константинович связывает явление Красоты с Матерью Мира, или иначе, с особым состоянием материи, которое становится главным символом нового витка Космической эволюции. «Так же предначертано и неудержно нисходит на человечество спутница Матери Мира – живая ткань Красоты. Как пелена высшего очищения знак Красоты должен освятить каждый очаг»[17]. Удивительно выразительный и поэтический язык Рериха лишь подчеркивает глубину авторской мысли. «“Простота, Красота и Бесстрашие”. Так заповедано. Бесстрашие есть наш водитель. Красота есть луч постижения и возвышения. Простота есть ключ от врат Тайны грядущей»[18]. Кажется, лучше не скажешь: «Красота есть луч постижения и возвышения». В этой короткой фразе заключена вся эволюционная суть Красоты. Николай Константинович умел выразить мысль не только кратко и глубоко, но и красиво. В его очерках почти на каждом шагу мы находим тот синтез искусства и науки, который может быть достигнут лишь Красотой. «Под знаком Красоты мы идем радостно, – писал он. – Красотой побеждаем. Красотой молимся. Красотой объединяемся»[19]. Невежество и отрицание, утверждал он, враги Красоты. И был много раз прав. Ибо то и другое есть порождение хаоса и тьмы, несовместимых с Красотой, Светом и движением к синтезу.
Он неоднозначно относился к революциям, понимая, что они несут неизбежные разрушения, противостоять которым может только высокий дух человека, осознавший суть Красоты. «И останки Религии возвышались там, где не умерла Красота. И щит Красоты был самым прочным»[20]. Он в самых разных аспектах возвращается к своей мысли: «Осознание Красоты спасет мир». Спасет от разрушения, тьмы, хаоса.
В очерке «Радость творчества» Рерих как бы подводит итог своим размышлениям о Красоте и делает это ярко, щедро и глубоко. Как будто пишет картину. «Почему мы вправе считать Красоту и Знание реальными побудительными силами? На какой-то момент представьте себе историю человечества без сокровищ Красоты и Знания. На какой-то момент вычеркните из памяти величественные изображения Египта и Ассирии. Давайте забудем Красоту готических примитивов, очарование буддийского искусства и классической Греции. Давайте лишим эпических героев и правителей одежд Красоты. Какими грубыми стали бы страницы истории! Воистину, ни одно героическое достижение, ни одна созидательная победа не могут быть представлены без чувства Красоты. Форма жизни есть синтез эволюции. Разве не вдохновляет осознание того, что эволюция человечества имеет высшее выражение в Красоте?»[21]
Иными словами, все, что эволюционно, – красиво, все, что мешает восхождению человека, – безобразно и инволюционно. Дух человека – красив, бездуховность – безобразна. Полноценная его энергетика – красива, ущербная – безобразна. Лишь высокая энергетика складывает прекрасную форму проявленного мира.
Замечания о различных энергиях, проявленных и непроявленных, разбросаны по многим представленным очеркам. Сферические сверкающие тела движутся через пустынные горные хребты, розовое неопаляющее пламя возникает в экспедиционной палатке, таинственные неведомые огоньки бегут в ночной темноте по горам. Планета наполнена энергиями, которые взаимодействуют с нею, с человеком на ее поверхности, с остальным Космосом. Все – энергия. Дух – энергия, материя – энергия. От качества энергии зависит состояние материи. В человеке действует и бурлит психическая энергия. Эволюция приближает к Планете высокие энергии, несущие и созидательный, и разрушительный потенциалы. Какой из них реализуется – зависит от самого человечества, от его энергетического духовно-нравственного состояния. Эволюция ставит перед наукой задачу немедленного изучения всех видов энергий, которые соприкасаются с Планетой и человеком.
«Именно теперь черед науки, – пишет в одном из писем Елена Ивановна Рерих, – возвестить новое понимание духа. Современная церковь отвратила нас от Высшего Мира, современная наука приблизит нас к нему»[22].
Одухотворение науки и научный подход к изучению явлений духа, а следовательно, и новых энергий – задача ближайшей эволюции человечества.
Уникальное энергетическое мировоззрение, вобрав в себя эволюционные нахождения предыдущих эпох, утверждает эволюционное Учение нового типа. Эта мысль проходит через все творчество Николая Константиновича. Она же получила яркое и разнообразное по форме воплощение в этих очерках, которые несут в себе не только философское осмысление Космической эволюции в ее основных направлениях, но и большой художественный заряд, красоту слова и образов. Я не могу удержаться, чтобы не привести отрывок блестящей художественной прозы из экспедиционного дневника «Свет пустыни»:
«Колокола на верблюдах разного размера и звучат, как целая симфония. Это незабываемая мелодия пустыни. Вот жар среди дня умертвляет все. Все делается безжизненным, мертвым. Все заползает в прохладу тени. Солнце-победитель остается одно на безбрежном поле битвы»[23].
Мы невольно вернулись вновь на экспедиционный маршрут Каравана, где начинался тот уникальный эволюционный поиск, о котором было упомянуто вначале. Эволюция и инволюция, явление Света и тьмы, созидания и разрушения, непреходящего и кратковременного, синтеза и разъединения – все это живой единой тканью исторического процесса Планеты возникало перед глазами Рериха. Идя от глубокой древности к нашим дням, он особенно остро ощущал соотношение прошлого, настоящего и будущего для эволюционного развития. Заснеженные, сверкающие хребты Гималаев соединяли в себе прошлое и будущее. И он понимал, как важно то прошлое, которое скрывали в себе эти горы, для будущей эволюции. Эта связь заставляла его искать в прошлом то непреходящее и крепкое, на что могло опереться эволюционное будущее. Это были не только энергетика самых высоких гор Планеты, не только живые ростки древней духовной культуры, не только Красота, но и мифы, сказания и легенды, несшие в себе драгоценные кристаллы народной мысли и мечтаний. В очерке «Царь Соломон» он писал: «В наши дни первые страницы газет посвящены смелым попыткам завоевать пространство и небо. И в песчаных пустынях ваш проводник, ритмично покачиваясь на своем верблюде, рассказывает вам о летающих аппаратах царя Соломона!
В этих старинных символах не чувствуется отживших суеверий. Нет, здесь присутствует мысль о Красоте и ощущение эволюции. Лучшие образы собраны народом вокруг прекрасных возможностей и во имя эволюции»[24].
Только уникальный эволюционный подход Рериха к прошлой культуре, его безошибочная мысль и интуиция в определении эволюционности данного явления дают нам возможность убедиться в эволюционном единстве прошлого, настоящего и будущего.
«Среди ледников Гималаев кто-то спускается с вершин. В руках он несет чашу. Откуда он пришел? И где он исчезнет в отвесных скалах, этот молчаливый одинокий пилигрим? Таковы незабываемые воспоминания о Гималаях. Гонцы вестей Шамбалы воскрешают связи между великими традициями прошлого и нашими стремлениями к будущему. Он – вестник Ригден-Джапо, правителя Шамбалы, правителя будущего, предопределяющего грядущие достижения человечества и посылающего своих вестников по всему миру.
От многих народов пришли эти вестники. Преданно и благоговейно они несут священную весть грядущей эволюции»[25].
Внимательно изучая страны, через которые шел Караван, Рерих заметил одну закономерность. Там, где сохранились традиции древней духовной культуры, где не нарушалась культурная преемственность, там возникало упругое энергетическое поле, на которое опирались современные достижения. «Сейчас наиболее поучительно знать, – писал он в очерке «Радость творчества», – как на местах самых древних достижений растут новые цветы человеческих знаний»[26].
Энергетическое мировоззрение Рериха, которое он активно развивал, давало ему возможность осмыслить сложнейшие явления, связанные с ближайшими эволюционными процессами. Согласно Живой Этике, к нашей Планете приближается пространственный Огонь. Рерих считал, что этот энергетический процесс связан с дальнейшим развитием культуры, с развитием самого человека. Он писал о наступающей эпохе Огня, о союзе Огня, о Святом Духе Огня, который может объединить «человеческие сердца в блистательной эволюции»[27]. И наконец, о Священном Знамени Огня, которым отмечен путь эволюции человечества. «С этим священным знаменем мы можем достичь самых прекрасных земель и можем пробудить древние Культуры для новых достижений и для нового величия»[28]. С помощью энергетического мировоззрения Рерих создал уникальную теорию, которую нам еще предстоит понять и осмыслить. Без такой теории культуры невозможно постичь особенности Космической эволюции человечества. Ведь не зря Караван, посланный Учителями, имел отношение в первую очередь к формированию энергетических полей будущей культуры и закладывал магниты, необходимые для ее последующего энергетического развития.
Не случайно также и то, что маршрут Каравана проходил по удивительно красивым местам. Красота жила в скалах и в сверкании горных снегов, в узорных листьях деревьев и прозрачности горных рек, в голубизне горного воздуха и в зыбучих песках, в жемчужных туманах и в разноцветье альпийских лугов. Она жила в людях, в их внешности, в их поступках. Это сочетание Красоты с большой буквы с исторической значимостью мест, где когда-то процветали древние культуры, поражало, заставляло задумываться и размышлять над ролью тех связей, которые существовали между природой Планеты и культурой обитающего на этой Планете человечества.
Здесь, на пути Каравана, Красота сама играла роль магнита. Ее высокая космическая энергия притягивала из пространства положительные энергии, которые с помощью все той же энергетической деятельности Каравана были вовлечены в формирование мощного поля будущей культуры.
Не могу удержаться от того, чтобы еще раз не процитировать фрагмент из очерка «Радость творчества»:
«Безграничное искусство, непредубежденная наука несут улыбку понимания. Великие традиции прошлого и будущего, высокое Учение, которое исходит из вечных высот, позволяют достичь священные пространства в объединенном понимании. Затем открываются сердца, и начинается необъятная благословенная работа.
Не войну, не ненависть, но лучшие созидательные идеи принесут всему миру вестники Ригден-Джапо, правителя Шамбалы. Железные птицы, предсказанные Буддой, уже летят, мирно ломая условные границы. В прекрасных научных лучах Агни Йоги эволюция стучится в двери. Вестники Ригден-Джапо спешат, и благословенные открытия несут свет и благословение всему человечеству»[29].
Здесь, на очень небольшом пространстве, мы находим выразительное и образное изложение эволюционных взглядов Николая Константиновича, взглядов, которые содержатся в его очерках под таинственным названием «Шамбала». Это заветное для Рериха слово – Шамбала – является знаком и символом Космической эволюции земного человечества, знаком и символом, который русский художник и ученый пронес через всю жизнь и которому фактически посвящено все его творчество.

Примечания

[1] Это предисловие является новой редакцией вступительной статьи Л.В.Шапошниковой «Послание грядущей эволюции» к книге: Рерих Н. Шамбала. М.: МЦР, Мастер-Банк, 1994 (1-е изд.), 2000 (2-е изд.). С. 5–25.
[2] Рерих Н.К. Шамбала Сияющая // Меч Мужества. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2008. С. 242. Здесь и далее ссылки даны на настоящее издание.
[3] Там же. С. 252.
[4] Рерих Н.К. Шамбала Сияющая // Меч Мужества. С. 247.
[5] Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. М., 1974. С. 244.
[6] Сент-Илер Ж. Криптограммы Востока. М.: МЦР, 1993. С. 68.
[7] Рерих Н.К. Буддизм в Тибете // Меч Мужества. С. 274.
[8] Рерих Н.К. Подземные жители // Меч Мужества. С. 309.
[9] Рерих Н.К. Радость творчества // Меч Мужества. С. 343.
[10] Там же.
[11] Там же. С. 343–344.
[12] Рерих Н.К. Радость творчества // Меч Мужества. С. 344.
[13] Соловьев В. Собрание сочинений. СПб: Общественная польза, 1901–1907. Т. 6. С. 37.
[14] См.: Достоевский Ф.М. Идиот // Достоевский Ф.М. Собр. соч. В 10 т. Т. 6. М.: Художественная литература, 1957. С. 432–433.
[15] Рерих Н.К. Terror Antiquus // Рерих Н.К. Химават. Самара, 1995. С. 207.
[16] Рудзитис Р. Сознание Красоты спасет. Таллинн, 1990. С. 8.
[17] Рерих Н.К. Звезда Матери Мира // Меч Мужества. С. 337.
[18] Рерих Н.К. Звезда Матери Мира // Меч Мужества. С. 337.
[19] Там же. С. 338–339.
[20] Там же. С. 338.
[21] Рерих Н.К Радость творчества // Меч Мужества. С. 345.
[22] Письма Елены Рерих. Минск, 1992. Т. 2. С. 109.
[23] Рерих Н.К. Свет пустыни // Меч Мужества. С. 324.
[24] Рерих Н.К. Царь Соломон // Меч Мужества. С. 334.
[25] Рерих Н.К. Радость творчества // Меч Мужества. С. 344.
[26] Там же. С. 345.
[27] Там же. С. 346.
[28] Рерих Н.К. Радость творчества // Меч Мужества. С. 346.
[29] Там же. С. 344–345.