Виктор Байда. Град Пречистый

0
38

Дворовый фасад Главного дома усадьбы Лопухиных XVII–XIX вв.,
июль 2006 г. (фото из Архива МЦР)

 

Злые силы на нас ополчилися. Защити, Владыко,
пречистый град! Пречистый град – врагам озлобление!
Прими, Владыко, прекрасный град!
Н.К.Рерих. Сон. [1]

Прошел ровно месяц после драматичных событий, связанных с пожаром в московской усадьбе Лопухиных 10 декабря 2022 года [2]. Из многочисленных публикаций в СМИ в день пожара стало известно, что расследованием причин случившегося будут заниматься сразу несколько государственных структур. Прежде всего это органы дознания МЧС, действия которых будет контролировать Хамовническая межрайонная прокуратура г. Москвы [3]. Также в соответствии с поручением председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина Главным следственным управлением СК по г. Москве в связи с пожаром в усадьбе Лопухиных было возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ», при этом ход расследования поставлен на контроль центрального аппарата ведомства [4]. Казалось бы, месяца вполне достаточно для того, чтобы установить обстоятельства и причины возгорания. Тем более, что в подобной ситуации продолжительность расследования явно не способствует выяснению истинных причин случившегося. Думаю, что в первую очередь необходимо было детально зафиксировать последствия пожара, состояние конструкций здания и всех технических средств безопасности и контроля на объекте (включая системные журналы приемно-контрольной аппаратуры и записи видеокамер) сразу после ликвидации пожара. В дальнейшем анализ этой информации позволил бы получить ответы на вопросы, связанные с причинами возгорания. В этих обстоятельствах считаю необходимым поделиться своими размышлениями о возможных причинах произошедшего.

Многострадальная усадьба Лопухиных является памятником истории и культуры XVII–XIX веков. Ее история связана с именами выдающихся деятелей Российского государства, среди которых Петр I и род Лопухиных, Екатерина II и светлейший князь Григорий Александрович Потемкин, знаменитый зодчий Матвей Федорович Казаков, графы Протасовы, князья Бахметьевы и многие другие люди, игравшие в жизни России значительную роль [5]. Есть сведения, что усадьбу посещали Николай Васильевич Гоголь и, возможно, Александр Сергеевич Пушкин, часто бывавший по соседству в гостях у своего друга, известного поэта и историка Петра Андреевича Вяземского. Здания усадьбы благополучно пережили знаменитый московский пожар 1812 года. В советское время здесь располагались военный отдел ВЧК, затем Институт Маркса-Энгельса, перед Великой Отечественной войной в здании были устроены коммунальные квартиры, расселенные только к 1965 году, когда здания усадьбы передали в ведение Министерства тяжелого машиностроения СССР. Однако к 1989 году Главный дом усадьбы был доведен до аварийного состояния. У нас имеется Акт технического состояния здания на апрель 1989 года, составленный Управлением государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г. Москвы, из которого следует, что все основные элементы конструкций здания (фундаменты, стены, перекрытия, крыша и др.) находились в неудовлетворительном состоянии [6].

Главный дом усадьбы Лопухиных, конец 1980-х гг.
(фото из Архива ЦНРПМ)

Именно в таком плачевном виде предстала усадьба Лопухиных перед Святославом Николаевичем Рерихом, когда осенью 1989 года Исполкомом Моссовета по поручению Совета Министров СССР ему было предложено выбрать здание для будущего общественного Центра-Музея имени Н.К.Рериха. Но, несмотря на это, он все-таки остановил свой выбор на исторической усадьбе Лопухиных в самом центре Москвы, потому что он верил в созидательную силу русского народа и новых эволюционных идей, вестником которых была великая семья Рерихов. И Святослав Николаевич не ошибся, в тяжелейшие для нашей Родины годы коллектив созданного по его инициативе Международного Центра Рерихов (МЦР) под руководством выдающегося ученого-индолога, доверенного лица С.Н.Рериха Людмилы Васильевны Шапошниковой и при поддержке широкой рериховской общественности поднял эту непомерную ношу и без копейки государственных средств воссоздал историческую усадьбу, по сути, из руин, открыв в ней музей с крупнейшим в мире собранием картин Рерихов. К 2001 году все реставрационные работы по Главному дому усадьбы были приняты московскими властями с оценкой «отлично» [7]. В 2006 году в рамках празднования Дня города Москвы было торжественно открыто воссозданное силами МЦР и принятое также с оценкой «отлично» историческое Красное крыльцо XVII века Главного дома усадьбы [8]. За реставрацию усадьбы Лопухиных Международный Центр Рерихов получил благодарность Министра культуры РФ [9], а также был награжден национальной премией «Культурное наследие» в номинации «Реставратор» (2007 г.) [10] и международной премией Европейского Союза по Культурному наследию «Европа Ностра» (2010 г.) [11]. Возрожденная силами общественности историческая усадьба Лопухиных стала настоящей жемчужиной в центре Москвы, а прекрасный Музей имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов – местом притяжения для почитателей творческого наследия семьи Рерихов со всего мира. Руками энтузиастов и профессионалов здесь было создано уникальное пространство духовности и красоты, о котором так мечтал Святослав Николаевич Рерих.

Главный дом усадьбы Лопухиных, июль 2006 г.
(фото из Архива МЦР)

В ходе проведения работ по реставрации Главного дома в 1997 году архитекторы-реставраторы из Центральных научно-реставрационных проектных мастерских (ЦНРПМ) Министерства культуры РФ столкнулись с проблемой сохранения исторических деревянных перекрытий второго этажа и стропильной системы крыши здания, конструкции которых были связаны между собой. С одной стороны, безопасное функционирование музейного пространства требовало замены деревянных перекрытий возрастом около 200 лет на современные конструкции из железобетона (и к этому склонялись специалисты реставрационно-строительной группы МЦР). С другой стороны, классический подход в реставрации заключался в максимальном сохранении того, что дошло до нас неизменным из глубины веков. В связи с этим решающее слово оставалось за Главным управлением охраны памятников г. Москвы (ныне Департамент культурного наследия г. Москвы). И в этой ситуации победу одержал чистый реставрационный подход, поскольку зондажи потолков второго этажа указывали на следы исторической потолочной росписи, которая была бы утеряна в случае замены перекрытий. Кроме того, деревянная стропильная система крыши Главного дома имела сочленения с использованием уникальной, почти не сохранившейся в Москве схемы, называемой «голландский замок». В результате, в соответствии с проектными решениями ЦНРПМ, все деревянные конструкции были восстановлены, укреплены и «пролечены» методом армирования и протезирования полимербетоном на основе эпоксидной смолы. После этого деревянные элементы перекрытий и стропильной системы прошли необходимую противопожарную обработку. Впоследствии, в соответствии с рекомендациями Государственной противопожарной службы, такая обработка проводилась каждые три года.

К моменту окончания реставрационных работ и началу полноценной работы общественного Музея имени Н.К.Рериха все помещения Главного дома в соответствии с согласованными проектами были оборудованы современной системой автоматической пожарной сигнализации (а фондохранилище Музея – установкой автоматического хладонового пожаротушения) и оснащены первичными средствами пожаротушения, для обслуживания противопожарных систем были заключены соответствующие договоры с лицензированными организациями. В дополнение к этому в МЦР из числа сотрудников была сформирована добровольная пожарная дружина и введена новая должность инженера по пожарной безопасности, а посты музейной службы безопасности укомплектованы инновационными воздушно-эмульсионными огнетушителями «Bontel». Но время шло вперед, и в 2009 году руководством МЦР по согласованию с противопожарной службой МЧС было принято решение о разработке дополнительного комплекса противопожарных мероприятий по защите Главного дома усадьбы. Согласованной с органами МЧС проектной документацией был предусмотрен монтаж нескольких дополнительных систем автоматического порошкового пожаротушения: на книжном складе (расположенном в подвальном этаже), в помещении главной электрощитовой (ГРЩ), а также на чердаке Главного дома усадьбы. Все смонтированные системы автоматической противопожарной защиты по согласованию с МЧС были введены в эксплуатацию до конца 2009 года.

Особенно масштабным было оборудование, смонтированное на чердаке здания. В соответствии с проектом чердачное пространство контролировали несколько десятков высокочувствительных дымовых датчиков от компании «System Sensor» – мирового лидера в области пожарной безопасности. В помещении чердака были установлены восемь модулей порошкового пожаротушения ОПАН-100, каждый из которых был способен ликвидировать возгорание на площади 85 кв.м и в объеме 190 куб.м, что позволяло гарантированно потушить пожар в объеме всего чердачного пространства [12]. Алгоритм работы системы состоял в постоянном контроле воздуха в помещении на наличие частиц дыма. В случае срабатывания одного из пожарных датчиков приемно-контрольный прибор подавал сигнал на отключение электропитания систем вентиляции на чердаке и в залах второго этажа Музея, одновременно с этим включалась система голосового оповещения о пожарной опасности и необходимости покинуть здание, сигнал с информацией о месте задымления отображался на дисплее поста службы безопасности Музея. При срабатывании второго дымового датчика система автоматически запускала модули порошкового пожаротушения. Думаю, что в случае функционирования этой системы в декабре 2022 года развитие пожара на чердаке было бы попросту невозможным.

Следующим этапом в повышении надежности и совершенствовании противопожарной защиты музейных помещений Международного Центра Рерихов в Главном доме усадьбы была замена в 2012 году системы автоматического хладонового пожаротушения в фондохранилище Музея на новейшую высокоэффективную систему пожаротушения на основе безопасного огнетушащего вещества «Novec 1230», имеющую все необходимые рекомендации Министерства культуры РФ для защиты музейных коллекций [13]. Эта система была совершенно безопасна как для культурных ценностей, так и для здоровья людей и окружающей среды. С 2010 года подобные системы начали устанавливать на особо ценных объектах культуры России, таких как Эрмитаж и Большой театр. Общественный Музей имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов был одним из первых музеев России и вторым в Москве, оборудованным данной системой тушения. Видеосюжет об установленной в нашем Музее системе пожаротушения в 2012 году вошел в передачу «Спасение от огня» из цикла «Инновации Плюс» телекомпании «Подмосковье». На организованных Министерством культуры конференциях по музейной безопасности (в рамках международных конференций «Технологии Безопасности – 2012», «Охрана, безопасность и противопожарная защита – MIPS‑2015» и др.) систему пожаротушения, установленную в фондохранилище МЦР, ставили в пример представителям музеев, приехавшим со всей России.

В дальнейшем все проверки, проводившиеся в Международном Центре Рерихов уполномоченными организациями, отмечали высокий уровень пожарной безопасности. К их числу можно отнести заключение рабочей группы Министерства культуры РФ в ноябре 2015 года [14], а также результаты проверки, проведенной филиалом ФГУП «Охрана» МВД России по г. Москве в декабре 2015 года [15]. В выводах этих документов сказано, что условия музейного хранения в Международном Центре Рерихов соответствуют требованиям федеральной «Инструкции по учету и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР» (действовавшей на тот момент), а объект соответствует «Единым требованиям по технической укрепленности и оборудованию средствами охранно-пожарной сигнализации МВД РФ, организации физической и технической охраны объектов», а также «Типовым требованиям по инженерно-технической укрепленности и оборудованию техническими средствами охраны учреждений культуры, расположенных в зданиях-памятниках истории и культуры» Министерства культуры РФ.

Последняя полноценная проверка пожарной безопасности до выселения Международного Центра Рерихов из усадьбы Лопухиных проводилась территориальным органом МЧС в феврале 2014 года и не выявила со стороны МЦР ни одного нарушения обязательных требований в области пожарной безопасности[16]. Однако в ноябре 2016 года нас неожиданно посетил с внеплановой проверкой инспектор регионального отдела МЧС. Им была осмотрена часть помещений Главного дома и Флигеля усадьбы, но никаких нарушений с нашей стороны обнаружено не было. Как выяснилось позже, причиной этого посещения явилась кляуза бывшего юриста Музея Востока Юрия Избачкова, поданная им в электронном виде на имя начальника Главного управления МЧС России по г. Москве в октябре 2016 года. В этом же ряду стоит и внеплановая проверка, проведенная территориальным управлением Ростехнадзора в июле того же года «с целью проверки фактов, изложенных в обращении врио министра Минкультуры России В.В.Аристархова». Однако, как следует из Акта проверки МТУ Ростехнадзора от 11.07.2016 г., «факты, изложенные в обращении, не подтвердились» [17]. Следующая плановая проверка МЧС в соответствии с установленным регламентом должна была состояться в 2017 году, но о ее результатах нам ничего не известно в связи с незаконным выселением МЦР из усадьбы Лопухиных в апреле 2017 года.

Следует сказать, что после силового захвата усадьбы и выселения МЦР (задолго до вступления в законную силу судебных решений о расторжении договоров безвозмездного пользования МЦР строениями усадьбы Лопухиных) все имущество Международного Центра Рерихов, включая фонды общественного Музея и наследие семьи Рерихов, оказалось во владении Государственного музея Востока (ГМВ). В составе этого имущества Музей Востока получил и системы противопожарной защиты зданий, а также всю проектную документацию к ним. Более того, в первые же месяцы после завладения усадьбой ГМВ, по сути, «перехватил» у МЦР договор на техническое обслуживание этих систем, то есть их обслуживанием какое-то время продолжала заниматься та же самая организация, что и при Международном Центре Рерихов. С учетом того, что в залах Главного дома усадьбы с 2017-го по 2019 год Музеем Востока проводились крупные выставки из собраний различных федеральных музеев России, а также из-за рубежа, у Министерства культуры, которое было соорганизатором этих проектов, на тот момент не было никаких претензий в части обеспечения пожарной безопасности здания.

Пожар в Главном доме усадьбы Лопухиных, 10.12.2022 г.
(фото МЧС России)

Но вернемся к печальному событию, произошедшему 10 декабря 2022 года. Одно из первых сообщений о пожаре появилось на сайте Главного управления МЧС России по г. Москве около 8 часов утра [18]. Из него следовало, что «в 06:43 часов утра в оперативную дежурную смену Центра управления в кризисных ситуациях Главного управления МЧС России по г. Москве поступило сообщение о пожаре по адресу: г. Москва, Хрущевский переулок, д. 2/12», но «по прибытию пожарно-спасательных подразделений… признаков возгорания не обнаружено». Далее было сказано, что «по уточненному адресу – Малый Знаменский пер., д. 3/5, стр. 4 в 2-х этажном здании старой постройки происходит возгорание межэтажного перекрытия между 2 этажом и чердаком на площади около 10 м²». Сразу возникает очевидный вопрос, почему пожарные первоначально выехали по другому адресу? Все дело в том, что здание по адресу Хрущевский переулок, д. 2/12 (или ул. Пречистенка, д. 12) – это Государственный музей А.С.Пушкина, региональный музей, подчиненный Департаменту культуры г. Москвы, который часто путают с федеральным Государственным музеем изобразительных искусств имени А.С.Пушкина (ГМИИ), расположенным по адресу Волхонка, д.12, напротив которого и произошел пожар в усадьбе Лопухиных. Это, скорее всего, означает, что лицо, сообщившее о пожаре по телефону 101 в Службу пожаротушения МЧС, не указало адрес происшествия, а просто сказало о пожаре в «музее Пушкина». В таком случае этот телефонный звонок мог поступить не от охраны усадьбы Лопухиных или дежурной смены ГМИИ (которые в соответствии со служебными инструкциями при вызове пожарной команды должны точно называть адрес возгорания), а от обычного прохожего или, например, жильца одного из домов, расположенных поблизости, увидевшего задымление над крышей Главного дома усадьбы Лопухиных. В связи с этим можно сделать вывод о том, что пожарная сигнализация на чердаке здания была, скорее всего, попросту отключена, поскольку она должна была сразу отреагировать на первые признаки задымления в чердачном пространстве, еще до появления дыма над зданием. Значительная задержка приезда пожарной команды вкупе с отключенной системой автоматического пожаротушения на чердаке могли привести к неконтролируемому развитию горения межэтажного перекрытия.

Только в одном из сообщений СМИ, посвященных пожару в усадьбе Лопухиных, корреспондентом «Комсомольской правды» со ссылкой на ГУ МЧС России по г. Москве приводится информация о срабатывании системы порошкового тушения на чердаке [19]. На самом деле, теоретически, самосрабатывание порошковых модулей возможно и при отключенной системе тушения, без подачи внешнего управляющего сигнала, при их нагреве до высокой температуры порядка 100 градусов. В таком случае результат от их срабатывания будет минимальным, поскольку система призвана эффективно тушить возгорание именно на ранних стадиях, при самых первых признаках задымления. Кроме того, модули порошкового пожаротушения ОПАН-100, установленные Международным Центром Рерихов на чердаке Главного дома усадьбы в 2009 году, в соответствии с их техническими характеристиками имели срок службы 10 лет, после чего требовалась их перезарядка и освидетельствование либо замена на новые. Проводились ли эти работы новыми хозяевами в 2019 году, нам также неизвестно.

С учетом того, что по признанию самого Музея Востока «в 2022 году в усадьбе проводились противоаварийные работы, которые были завершены в сентябре», после чего «здание не эксплуатировалось, музейных предметов и сотрудников музея в нем не было» [20], возникает резонный вопрос, не была ли в связи с этим отключена пожарная сигнализация во всем здании? Если она все-таки работала или функционировала хотя бы частично (в помещениях, где проводились ремонтно-строительные работы, она, скорее всего, была отключена), то куда приходил сигнал в случае ее срабатывания, ведь никакого персонала в здании не оставалось? Также легко установить, продолжалось ли обслуживание и проверки систем противопожарной защиты здания, проводившиеся при Международном Центре Рерихов ежемесячно, по результатам которых с обслуживающей организацией подписывался комиссионный «Акт проверки работоспособности систем и средств противопожарной защиты объекта», а также производились соответствующие записи в объектовом журнале обслуживания и проверок. Кроме того, необходимо понимать, что здание Главного дома усадьбы фактически не было выведено из эксплуатации, поскольку в нем продолжали функционировать различные технические системы, начиная от системы отопления и заканчивая системой электроснабжения, которые также требовали периодического контроля и обслуживания. Кто и с какой периодичностью этим занимался?

В сообщениях различных СМИ со ссылкой на экстренные службы было сказано, что в числе основных версий пожара рассматривается неисправность электропроводки, однако будут проверены и другие версии, включая человеческий фактор [21]. В связи с этим уместно спросить, почему здание, в котором нет персонала и которое фактически не эксплуатируется уже несколько месяцев, не было обесточено? Логично было бы сохранить электроснабжение помещений, в которых расположены системы жизнеобеспечения здания, а все остальные, включая помещение чердака, правильно было бы обесточить. Также необходимо знать, проводились ли в зданиях усадьбы за последние годы работы по замеру сопротивления изоляции проводов и электрокабелей, которые в соответствии с нормативными требованиями необходимо проводить каждые три года. Такие замеры позволяют выявить участки со слабым сопротивлением изоляции, где потенциально возможно повреждение изоляционного покрытия, короткое замыкание и пожар. Теоретически сопротивление изоляционных материалов со временем снижается в процессе их старения. Кроме того, изоляция может быть нарушена и в результате физических повреждений при монтаже и эксплуатации (в том числе при проведении ремонтно-строительных работ).

Так или иначе, но для получения от Государственного музея Востока ответов на все эти вопросы (до заключения по результатам пожарно-технической экспертизы) достаточно было короткого срока, не превышающего одной-двух недель. При этом динамика и характер публикаций в СМИ в связи с пожаром заставляют задуматься. Дело в том, что основной объем публикаций (около 70–80) был сделан по горячим следам, то есть в день пожара. Несколько публикаций-репостов вышли на утро следующего дня. Однако уже на исходе третьего дня, т.е. к вечеру понедельника 12 декабря, почти одновременно в нескольких СМИ появились публикации, в которых рассматривалась версия внешнего поджога усадьбы. Приведенные аргументы не выдерживали никакой критики, и сразу было видно, что журналисты пишут с чужих слов, дословно повторяя какой-то неназванный источник. Будто бы возгорание произошло на чердаке рядом со слуховым окном, а рядом «были строительные леса, по которым очень удобно лазать». Однако каждому, кто отслеживал новости о пожаре, известно, что очаг горения находился в правой части чердака (если смотреть со стороны Малого Знаменского переулка), где поблизости вообще нет зданий выше одного этажа, и ни одно из них не имеет строительных лесов. Единственное здание со строительными лесами – Главный дом усадьбы Голицыных (в котором ранее располагался Институт философии РАН) – стоит с противоположной стороны и уже много лет находится на реконструкции в рамках «Музейного городка» ГМИИ имени А.С.Пушкина, территория которого огорожена и находится под круглосуточной охраной. К тому же все прилегающие улочки и здания в этом квартале буквально увешаны видеокамерами. Одна из упомянутых статей сопровождалась соответствующим комментарием «адвоката Музея Востока» Юлии Вербицкой-Линник, так что источник версии о внешнем поджоге можно считать очевидным [22]. Вероятно, руководство Музея Востока таким образом пыталось избежать ответственности за возможные причины и последствия пожара. Но объективности ради следует добавить, что следственными органами должна быть также проверена и версия возможного внутреннего поджога. Надеюсь на то, что истинные обстоятельства и причины случившегося будут установлены, и вся эта история получит в результате справедливое разрешение.

Радуга над северным ризалитом Главного дома усадьбы Лопухиных,
сентябрь 2011 г. (фото автора)

В заключение считаю важным сказать о том, что, несмотря на печальные известия, вопреки ярой очевидности, мы не должны терять светлую веру в то, что Россия исполнит обещания, которые были даны Святославу Николаевичу Рериху на самом высоком уровне, о всемерной помощи и поддержке в создании и сохранении общественного Центра-Музея имени Н.К.Рериха в московской усадьбе Лопухиных. А возродится Музей – возродится и Россия. В это тяжелое время особенно близко и проникновенно звучат для нас слова Николая Константиновича Рериха: «В дни смятения, раздробленности, неверия, малодушия и прочего – возродим Россию во всем ее всесветном значении, обновим так, как обновляются иконы» [23].

_________________________

  1. Рерих Н.К. Сон // Н.К.Рерих. Шамбала. М.: Международный Центр Рерихов, 1994.
  2. Сообщение Международного Центра Рерихов о пожаре в Главном доме усадьбы Лопухиных в Москве // Интернет-сайт МЦР, 10.12.2022 г.
  3. Пожар в старинной усадьбе Лопухиных в центре Москвы. Главное // «Аргументы и Факты», 10.12.2022
  4. Председатель СК России поручил возбудить уголовное дело по факту пожара в старинной усадьбе в Москве // Интернет-сайт Следственного комитета России, 10.12.2022
  5. И.Р.Красавцева-Байда. Пространство духовности и красоты // Официальный сайт Мэра Москвы // Искусство реставрации (2009), стр. 52–59.
  6. Акт УГК ОИП г. Москвы технического состояния Главного дома усадьбы Лопухиных от 20.04.1989 г. // Архив ЦНРПМ. Шифр 166, инв. № 432.
  7. Акт ГУОП г. Москвы приемки работ по Главному дому усадьбы Лопухиных от 29.09.2001 г. // Архив МЦР.
  8. Акт Москомнаследия приемки работ по Красному крыльцу усадьбы Лопухиных от 03.07.2006 г. // Архив МЦР.
  9. Благодарность Министра культуры и массовых коммуникаций РФ от 02.08.2007 г. // Архив МЦР.
  10. Диплом лауреата национальной премии «Культурное наследие» от 25.04.2007 г. // Архив МЦР.
  11. Диплом лауреата премии Европейского Союза по Культурному наследию от 10.06.2010 г. // Архив МЦР.
  12. МПП-100 (ОПАН-100) – надежные модули порошкового пожаротушения // Интернет-сайт ООО «ИВЦ Техномаш»
  13. Инновационные технологии противопожарной защиты объектов культуры. Буклет Группы компаний «Пожтехника».
  14. Заключение рабочей группой Министерства культуры РФ, ноябрь 2015 г. // Архив МЦР.
  15. Отзыв ФФГУП «Охрана» МВД России по г. Москве от 03.12.2015 г. № 2884/77 // Архив МЦР.
  16. Акт проверки МЧС от 11.02.2014 г. // Архив МЦР.
  17. Акт внеплановой проверки МТУ Ростехнадзора от 11.07.2016 г. // Архив МЦР.
  18. Информация о пожаре по адресу: Малый Знаменский пер., д. 3/5, стр. 4 // Интернет-сайт Главного управления МЧС России по г. Москве, 10.12.2022 г.
    (https://moscow.mchs.gov.ru/deyatelnost/press-centr/operativnaya-informaciya/4902198)
  19. Александра Будаева. Пожар в усадьбе Лопухиных в Москве 10 декабря 2022. Что известно на данный момент // «Комсомольская правда», 10.12.2022 г.
  20. «Горевшую усадьбу Лопухиных не эксплуатировали, заявили в Музее Востока» // РИА Новости, 10.12.2022 г.
  21. В Москве загорелась усадьба Лопухиных // «Интерфакс, 10.12.2022 г.
  22. Мария Москвичева. «Странности пожара в усадьбе Лопухиных: злой рок и темное дело. «МК» стали известны подозрительные детали» // «Московский комсомолец», 12.12.2022 г.
  23. Рерих Н.К. Возрождение // Н.К.Рерих. Листы дневника. В 3 т. Т. 1. М.: МЦР, 1995.