Виктор Байда. Распятое Наследие (воспоминания очевидца)

0
66

Говорят, что бандиты предпочитают нападать под праздник, когда их менее всего ожидают. Впрочем, бандиты – не поэтическое выражение. Не лучше ли сказать – пираты. Но и это слово не звучит громко. Лучше всего – корсары! Оно и звучно и выразительно. Накануне праздника подплывут, и разрушат, и разграбят. <…> Газеты предпочитают не сообщать мрачных новостей под праздник. Законодатели разъезжаются удить рыбу. Вода не должна быть мутной. Но для корсаров такой разъезд – сущая выгода. Набег успеет совершиться. На месте не поймают. А там окажется, что у Фемиды глаза завязаны.
Н.К.Рерих. Good Friday [1]

Страстная пятница

Тёмным вечером в пятницу 28 апреля 2017 года группа людей в чёрной униформе без опознавательных знаков под предводительством директора федерального Музея Востока Александра Седова вошла на территорию московской усадьбы Лопухиных, блокировав вход на территорию и в здания усадьбы. Так начиналась эпопея захвата усадьбы, в которой на законных основаниях располагался общественный Музей имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов (МЦР), созданный по воле последнего представителя великой семьи – Святослава Николаевича Рериха. Однако попытка быстрого захвата «с ходу» не удалась, благодаря вмешательству общественности и своевременному вызову полиции музейная служба безопасности смогла сохранить контроль над зданиями общественного Музея, а чёрные захватчики оказались на улице. В результате широкого общественного резонанса ситуация находилась в подвешенном состоянии ещё сутки. Но вечером следующего выходного дня под предлогом проведения обысков по уголовному делу «Мастер-банка» на территорию усадьбы заехала бригада следователей Главного следственного управления МВД России по Москве. В результате формальных следственных действий последние, остававшиеся на территории усадьбы, сотрудники общественного Музея были вывезены на допрос, а здания усадьбы со всем имуществом Международного Центра Рерихов и фондами общественного Музея переданы на ответственное хранение директору Государственного музея Востока (ГМВ) Седову. В нарушение закона и федеральных музейных инструкций не было составлено ни одного акта или описи передаваемого имущества, которое включало богатейшее наследие семьи Рерихов, переданное С.Н.Рерихом на Родину, а также другие коллекции, собранные Музеем за 25 лет его существования.

Чтобы как-то сгладить эту скандальную ситуацию, в начале мая 2017 года Министерство культуры на своём официальном сайте разместило объявление о том, что для описания имущества МЦР и наследия Рерихов в усадьбе Лопухиных создаётся специальная комиссия, в которую войдут представители Государственного музея Востока, других федеральных музеев, академических вузов и общественности. Такое же объявление опубликовал на своём сайте и Музей Востока. А 12 мая 2017 года в пресс-центре ТАСС прошла большая пресс-конференция, на которой представители Минкультуры и руководства ГМВ рассказали о том, как работает эта комиссия [2]. В тот же день Международный Центр Рерихов направил в Музей Востока письмо с предложением включить в состав комиссии членов Совета по правам человека при Президенте РФ, а также представителей МЦР и рериховской общественности [3]. Через неделю мы получили ответ от ГМВ с просьбой обосновать необходимость включения в состав комиссии работников иных организаций, из которого стало ясно, что Музей Востока не собирается выполнять просьбу МЦР [4]. По логике событий результатом работы этой комиссии должна была стать опись всего имущества МЦР и наследия Рерихов, находящегося в усадьбе Лопухиных, но о существовании такого документа нам до сих пор ничего не известно. Мы пытались официально запросить эту опись в рамках судебного процесса по истребованию у Музея Востока документации МЦР в 2018 году, но безрезультатно. В скором времени сообщения о работе комиссии были удалены с сайтов Минкульта и ГМВ, а видеозапись пресс-конференции – с сайта ТАСС. Примерно в те же дни министр культуры Владимир Мединский с трибуны Госдумы уже рапортовал о том, что «близится к своему логическому завершению криминальная история, которой более четверти века, связанная с удержанием коллекции Советского фонда Рерихов некой частной организацией. Стоимость этой бесценной коллекции, которую нам удалось вернуть в собственность РФ, по оценкам международных экспертов превышает 15 млрд. рублей» [5].

С тех пор уж минуло четыре года, но судьба наследия Рерихов остаётся такой же неясной. Многие действующие лица той «криминальной истории» покинули свои посты. Министр Владимир Мединский – ныне помощник Президента Российской Федерации, его первый заместитель Владимир Аристархов, насылавший на МЦР бессчётное количество проверок, стал директором Института культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачёва, советник министра культуры Кирилл Рыбак, лично принимавший участие в событиях 28–29 апреля 2017 года, уже не работает в системе Минкульта. Директор государственного Музея Рерихов (филиала ГМВ) Тигран Мкртычев, руководивший захватом наследия Рерихов и работой той самой комиссии, вообще уехал в Узбекистан наводить порядок теперь уже в Музее искусств имени И.В.Савицкого в качестве нового директора. Юрисконсульт Музея Востока Юрий Избачков с января 2018 года уволен из ГМВ и осваивает роль интернет-блогера. И только гендиректор ГМВ Александр Седов остался на своей должности и даже получил премию имени Николая Рериха 2021 года в номинации «Сохранение рериховского наследия» [6]. О том, как «сохраняется» наследие Рерихов в Музее Востока, я скажу ниже, а в связи с вручением премии мне вспоминаются традиции советских времён, когда пожилых работников часто награждали перед тем, как с почётом проводить на заслуженный отдых. Складывается ощущение, что в этой и без того непростой «криминальной истории» кто-то пытается «спрятать концы в воду».

«Тень Люциферова крыла»

В том самом мае 2017 года я с несколькими членами Совета трудового коллектива МЦР в поисках правды ходил по разным кабинетам представителей власти. Мы побывали на приёме у депутатов основных фракций Государственной думы и в Общероссийском народном фронте, рассказывали о том, что произошло с нашим Музеем, надеясь на поддержку. Мне запомнилась встреча с депутатом Госдумы РФ Гаджимурадом Омаровым. Внимательно выслушав наш рассказ и просмотрев буклет о деятельности Международного Центра Рерихов [7], он задумчиво спросил: «Как вы думаете, кто может стоять за этими событиями?» Мы ему пояснили, что в апрельских событиях принимал участие советник министра культуры Кирилл Рыбак. На это он резонно заметил, что «силовые структуры не подчиняются министерству культуры». Услышав от нас, что обострение ситуации началось в 2015 году после ухода из этого мира верного друга и попечителя МЦР Евгения Максимовича Примакова и доверенного лица С.Н.Рериха, бессменного директора общественного Музея Людмилы Васильевны Шапошниковой, он сказал следующее: «Ваша проблема в том, что у вас “прохудилась крыша”, справедливости вы не найдёте». Ирония ситуации заключалась в том, что Гаджимурад Омаров был представителем фракции «Справедливая Россия». Надо отдать ему должное, после нашей встречи он направил соответствующие депутатские запросы, получив в ответ дежурные отписки от Минкульта.

Мало кто знает, что в событиях 28–29 апреля 2017 года принимали участие два советника министра культуры. Всем известно участие в этой истории Кирилла Рыбака, который 28 апреля, стоя на Волхонке, давал интервью телеканалу «Россия-24», но на территории усадьбы Лопухиных появился только в сопровождении следователей вечером 29 апреля [8]. Однако был и второй советник министра, который присутствовал на территории вместе с Седовым 28 и 29 числа. Я хорошо запомнил, как этот человек в чёрной кожаной куртке ходил и внимательно всё оглядывал, поблескивая очками. Во время обысков 29 апреля он обратился ко мне с вопросом, что находится за одной закрытой металлической дверью. Не понимая, кто передо мной, я его спросил: «А Вы кто?», на что не получил ответа. Каково же было моё удивление, когда через несколько недель я увидел его лицо на фотографии, опубликованной на интернет-сайте Музея-заповедника «Коломенское», причём под фотографией в тексте новостной заметки, посвящённой открытию выставки «Мир подмосковной усадьбы» в Махачкале, было сказано, что в церемонии открытия выставки принимал участие советник министра культуры РФ Михаил Кожемякин. Позднее, просматривая опубликованные фото и видео апрельских событий, мне стало ясно, что он приезжал на одной служебной машине вместе с Рыбаком и Избачковым. Причём в одном из видеороликов, снятом в ночь захвата, сотрудник МЦР Дмитрий Ревякин спрашивал этого человека, как возможно так просто взять и ограбить общественный Музей, на что тот отвечал, что не имеет к ограблению Музея никакого отношения.

Кирилл Рыбак, Юрий Избачков и Михаил Кожемякин (справа) в ночь захвата общественного Музея имени Н.К.Рериха (стоп-кадр из видеоролика Дмитрия Ревякина от 29.04.2017 г.)

Летом 2019 года мне довелось встретиться с известным активистом в области сохранения культурного наследия, председателем Московского областного отделения ВООПИиК Евгением Соседовым. Евгений Валерьевич много лет посвятил защите архитектурного наследия Подмосковья, за что в 2013 году был удостоен премии Президента РФ, и даже какое-то время работал в Министерстве культуры РФ в качестве советника министра Мединского [9]. Главной темой нашей беседы была печальная история, связанная с воссозданием Международным Центром Рерихов каретного корпуса усадьбы Лопухиных [10], но под конец разговора я спросил, известно ли ему, какими вопросами в Министерстве культуры занимается советник министра Михаил Кожемякин. Евгений Валерьевич ответил, что этот человек ему хорошо знаком, поскольку был приставлен к министерству в качестве куратора от одной из спецслужб, и «даже Мединский его побаивается». Роль этого человека в захвате общественного Музея имени Н.К.Рериха нам до конца не понятна, но открывшаяся информация позволяет под несколько иным углом взглянуть на те драматичные события.

Тёмная сторона Луны

В сознании европейцев понятие Востока связано, с одной стороны, с богатейшей древней культурой и мудростью населяющих его народов, но с другой стороны – с «восточным коварством». Такое восприятие сложилось за многие века в результате многочисленных столкновений народов Востока и Запада, а также фантастических рассказов путешественников, которым удалось побывать в странах Востока. Подобным образом и Музей Востока привлекает многих благодаря выставкам удивительных произведений искусства, прикосновением к творениям древних мастеров, через века несущих свои послания ума и сердца. Но и здесь может скрываться своя «тёмная сторона», невидимая обычным посетителям музея. Можно сказать, что нам она открылась благодаря той роли, которую сыграл Музей Востока в истории, связанной с возвратом на Родину наследия Рерихов и судьбой общественного Музея имени Н.К.Рериха, созданного по воле С.Н.Рериха. Всё началось с «присвоения» Музеем Востока коллекции картин Рерихов, временно переданной С.Н.Рерихом Министерству культуры СССР для организации передвижных выставок по городам Советского Союза [11]. Кроме того, есть достаточные основания полагать, что за последующие годы из этой коллекции исчезли несколько картин Н.К.Рериха [12], а некоторые картины были заменены на их копии [13]. Многие годы вызывало опасение и состояние сохранности картин этой коллекции, поскольку, по признанию самого директора ГМВ А.В.Седова, опубликованного «РИА Новости» 31.03.2012 г., «экспонаты хранятся в неприспособленном под музейные нужды храме Илии Пророка на Воронцовом поле». О плачевном состоянии этого фондохранилища ГМВ я уже писал в статье «Как Международный Центр Рерихов и Музей Востока сохраняют исторические здания» [14]. В 2019 году это здание в соответствии с судебным решением было передано Русской Православной Церкви, а фондохранилище ГМВ переехало в также неприспособленный для хранения картин павильон №13 на ВДНХ. Всем известно, что в результате усилий неравнодушной общественности в 2020 году Генеральной прокуратурой РФ была организована проверка условий обеспечения сохранности музейной коллекции Н.К. и С.Н.Рерихов в этом павильоне, которая выявила многочисленные нарушения условий хранения и безопасности. В целях устранения нарушений федерального законодательства Министру культуры РФ и генеральному директору ГМВ были внесены представления и поставлен вопрос об обеспечении сохранности произведений Н.К.Рериха и С.Н.Рериха. Кроме того, как следует из ответа Генеральной прокуратуры РФ от 20.02.2020 г., по факту выявленных нарушений были возбуждены дела об административных правонарушениях [15]. Осенью 2020 года этот павильон закрыли на ремонт, который до сих пор так и не закончился. Однако остаются без ответа вопросы, где и в каких условиях находятся картины Рерихов и другие экспонаты Музея Востока в течение этого ремонта.

О том, как относится ГМВ к временному хранению картин Рерихов, нам хорошо известно. В феврале 2018 года судебные приставы в обеспечение суммы налоговой задолженности МЦР перед федеральным бюджетом арестовали картины Рерихов из коллекции общественного Музея, тут же передав их на ответственное хранение Музею Востока. Последующие несколько лет арестованные картины находились в одном из помещений Главного дома усадьбы Лопухиных, где ранее располагался общественный Музей имени Н.К.Рериха МЦР. Процедура такого ареста предусматривала возможность собственнику периодически контролировать состояние сохранности своего имущества. Но сотрудники МЦР смогли воспользоваться этим правом впервые только летом 2019 года, убедившись, в каких условиях ГМВ хранит арестованные картины Рерихов. На представленной фотографии видно, что упакованные в бумагу картины (а многие из них хранились без рам) просто стояли на полу, прислонённые к стенке. При этом, в отсутствие жёсткой упаковки, часть картин за счёт своего веса давила сквозь бумагу на красочный слой картин, расположенных ближе к стене, также деформируя исторические подрамники картин. Кроме того, температурно-влажностный режим хранения в помещении не соответствовал требованиям федеральной инструкции Министерства культуры, о чём была сделана соответствующая запись в Акте проверки сохранности арестованного имущества.

Так Музей Востока хранил арестованные судебными приставами картины Рерихов в усадьбе Лопухиных. Фото от 09.08.2019 г.

Неужели, по мнению председателя оргкомитета Международной премии имени Николая Рериха, президента Союза музеев России, генерального директора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского, такая деятельность директора Государственного музея Востока Александра Седова достойна награды в номинации «Сохранение рериховского наследия»?

Пропавшие картины

В апреле 2020 года Международный Центр Рерихов воспользовался своим законным правом и подал заявления в Арбитражный суд г. Москвы об истребовании из незаконного владения Государственного музея Востока коллекций, составляющих наследие Рерихов, переданное для общественного Музея С.Н.Рерихом и другими дарителями. Речь шла о музейных коллекциях, оказавшихся во владении ГМВ в результате незаконного силового захвата усадьбы Лопухиных. В ходе судебного разбирательства были неожиданно выявлены факты сокрытия и возможной утраты части наследия Рерихов в Государственном музее Востока.

В рамках одного из этих исков МЦР истребовал у ГМВ 188 картин Рерихов [16], подаренных МЦР различными частными лицами в период 1990-х – начала 2000-х годов, которые ещё в 2005 году были поставлены Международным Центром Рерихов на учёт в негосударственную часть Музейного фонда РФ. Поначалу представители ГМВ не признавали, что эти картины находятся во владении Музея Востока, но под напором доказательств МЦР им всё-таки пришлось изменить свою позицию. При этом в Отзыве на исковое заявление МЦР, представленном Музеем Востока в суд только 24.09.2020 г. [17], по неизвестным для нас причинам отсутствовало всякое упоминание о картинах под №№ 76-84 (нумерация в соответствии с иском МЦР), а также было заявлено, что графические работы № 103 (Ю.Н.Рерих. Озеро. 1917) и № 160 (Ю.Н.Рерих. Портрет Н.К.Рериха. 1918) не находятся во владении и пользовании ГМВ, и их местонахождение ему неизвестно. Однако из материалов, оказавшихся к этому времени в распоряжении МЦР, стало ясно, что ГМВ попытался ввести суд в заблуждение. В рамках исполнительного производства по освобождению помещений усадьбы Лопухиных в 2018 году представителям МЦР было частично возвращено имущество организации, в том числе компьютерный сервер системы охранного телевидения, смонтированной в Депозитарии (фондохранилище) МЦР. Оказалось, что в течение месяца после выселения МЦР из усадьбы Лопухиных система видеонаблюдения продолжала функционировать, а на дисках этого сервера сохранились видеозаписи работы комиссии ГМВ в мае 2017 года. В частности, сохранились видеозаписи, на которых хорошо видно, как члены комиссии ГМВ Дмитрий Попов и Лариса Келим осматривают и описывают две «утерянные» работы Ю.Н.Рериха, называя их номера в соответствии с Книгой поступлений МЦР [18]. Кроме того, на одной из видеозаписей было зафиксировано, как 10.05.2017 г. директор филиала ГМВ «Музей Рерихов» Тигран Мкртычев предлагает членам комиссии поставить свои подписи на чистых листах бумаги. Все эти видеозаписи были продемонстрированы МЦР в ходе судебного заседания и приобщены судом к материалам судебного дела. По данному факту МЦР 20.01.2021 г. подал заявление в Главное следственное управление Следственного комитета РФ по г. Москве [19]. Как выяснилось позже, это заявление МЦР было перенаправлено в Отдел МВД России по району Хамовники г. Москвы, который 31.03.2021 г. вынес Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела [20]. Как сказано в тексте этого документа, в ходе проведения проверки юрисконсульт ГМВ А.А.Любомиров пояснил участковому уполномоченному полиции, что «данные картины находятся на хранении на территории ГМВ». В связи с этим участковый сделал вывод, что «факт хищения картин неустановленными лицами подтверждён не был». Однако летом 2021 года мы получили дополнительные документы, из которых следовало, что эти две работы Ю.Н.Рериха в числе других 138 картин Рерихов, принадлежащих МЦР, в январе 2018 года передавались ГМВ для оценки их стоимости в одну из экспертных организаций Москвы. Это подтвердило наше предположение о том, что Государственный музей Востока сознательно ввёл суд в заблуждение с целью скрыть наличие у него этих работ или их утрату уже после января 2018 года. На сегодняшний день данное судебное дело продолжает рассматриваться в первой инстанции – Арбитражном суде г. Москвы.

«Ну какой это Нефертити…»

В рамках иска об истребовании у Музея Востока 547 музейных предметов Мемориально-вещевого фонда семьи Рерихов Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования МЦР в полном объёме [21]. Однако если сравнить список этих предметов из текста судебного решения с Актом ГМВ приёма предметов в постоянное пользование от 18.07.2017 г. [22], то будет обнаружено отсутствие в акте 50 музейных предметов из искового перечня МЦР, включая кольцо Нефертити XIV в. до н.э. и коллекцию из 28 индийских миниатюр VII–VIII вв. [23]. При этом, как и в некоторых других делах по наследию Рерихов, Музей Востока поначалу пытался убедить судью в том, что мемориальные предметы были им возвращены Международному Центру Рерихов в рамках исполнительного производства по освобождению помещений усадьбы Лопухиных от имущества МЦР летом 2018 года. Но такие доводы ГМВ не достигли своей цели, поскольку ранее Международный Центр Рерихов представил в суд фотографии этих мемориальных вещей в экспозиции Государственного музея Востока на ВДНХ, сделанные в 2019 году. В связи с этим судьей было предложено сторонам по делу провести совместную сверку наличия в Музее Востока истребуемого имущества. Однако в ответ на письменное обращение МЦР об организации и проведении такой сверки Государственный музей Востока ответил категорическим отказом [24]. На судебном заседании в декабре 2020 г. представитель ГМВ заявил, что Музей Востока проведет сверку имущества в одностороннем порядке и представит её результаты суду к следующему заседанию. Но ни на следующем заседании в марте 2021 г., ни на последнем заседании в конце апреля 2021 г. результаты этой сверки так и не были представлены суду. Такие действия Музея Востока были квалифицированы судом как «воспрепятствование правосудию и злоупотребление правом». Международному Центру Рерихов пришлось самостоятельно доказывать наличие мемориальных предметов в Государственном музее Востока. В материалы судебного дела была дополнительно представлена нотариально удостоверенная копия опубликованной в Интернете видеозаписи, сделанной в сентябре 2017 года, на которой юрисконсульт Музея Востока Ю.Избачков демонстрировал витрину с мемориальными вещами Елены Ивановны Рерих в Зале Учителей общественного Музея имени Н.К.Рериха. В нотариальном протоколе была приведена частичная аудиорасшифровка его слов: «Значит вот, вот витрина, где книга знаменитая “Шах-наме”. Те самые птички, вон кольцо Нефертити. Ну какой это Нефертити…» Некоторые из этих предметов (например, сердоликовые птички – подарок Учителя Е.И.Рерих) позднее экспонировались Музеем Востока на ВДНХ, а местонахождение других (кольца Нефертити и письма Учителя на бересте в коробочке из слоновой кости) нам до сих пор не известно. Кроме того, суду были представлены видеозаписи системы охранного телевидения МЦР, из которых следовало, что в мае 2017 года в Депозитарии общественного Музея члены комиссии Музея Востока проводили опись мемориальных предметов семьи Рерихов из коллекции МЦР. При этом все предметы, опись которых производилась комиссией ГМВ, были подробно идентифицированы в соответствии с перечнем из искового заявления МЦР. Странное и противоречивое поведение Музея Востока в этом судебном деле, а также отказ от проведения какой-либо сверки дают основания предполагать, что данные музейные предметы могли быть утрачены Государственным музеем Востока. Апелляция по жалобе ГМВ оставила в силе судебное решение арбитражного суда о возврате Мемориально-вещевого фонда МЦР [25], но кассационная инстанция, к нашему сожалению, сначала приостановила вступление в законную силу решения суда первой инстанции (при этом у Музея Востока в ход опять пошли старые страшилки об угрозе вывоза наследия Рерихов за рубеж и нелепый довод об отсутствии у МЦР достаточных средств для содержания наследия), а затем и вовсе его отменила. Так что правду о том, сохранил ли Музей Востока мемориальные вещи Рерихов, нам пока узнать не пришлось. В настоящее время МЦР готовит соответствующую жалобу в Верховный суд Российской Федерации.

Диплом Николая Рериха есть, но отсутствует

По иску о возврате документов, составляющих Архив семьи Рерихов, Арбитражный суд г. Москвы частично удовлетворил требования МЦР [26]. Из текста судебного решения видно, что было истребовано 7439 архивных дел, при этом одно только перечисление названий этих документов заняло более 3000 страниц судебного решения. О захвате Музеем Востока Архива семьи Рерихов в апреле 2017 года суду подробно рассказал бывший юрисконсульт ГМВ Юрий Избачков в одном из своих видеороликов, опубликованном в Youtube, нотариально заверенная аудиорасшифровка которого была приложена к исковому заявлению МЦР. Поначалу Музей Востока опять пытался убедить суд в том, что все архивные документы были им возвращены Международному Центру Рерихов в рамках исполнительного производства по освобождению помещений усадьбы Лопухиных от имущества МЦР летом 2018 года. Однако МЦР представил в суд убедительные доказательства, опровергающие доводы ГМВ. Это были нотариальные протоколы осмотра интернет-сайта Музея Рерихов – филиала Государственного музея Востока, из которых следовало, что Музей Востока провел масштабную оцифровку архивных материалов семьи Рерихов, до захвата усадьбы Лопухиных находившихся в Международном Центре Рерихов. После этого судьёй было предложено сторонам по делу провести совместную сверку истребуемого имущества. Однако Государственный музей Востока высказался против участия Международного Центра Рерихов в проведении такой сверки. Позднее, после настоятельных вопросов суда Государственный музей Востока в своём Ходатайстве от 08.02.2021 г. [27] всё-таки признал наличие у него Архива семьи Рерихов в соответствии с уточненным исковым заявлением МЦР, за исключением 20 документов, среди которых оказались блокноты с записями Е.И.Рерих, диплом Н.К.Рериха об окончании Императорской Академии художеств и другие ценные материалы. Именно поэтому исковые требования МЦР были удовлетворены судом частично. Позднее выяснилось, что сканы по крайней мере двух архивных документов, отмеченных в ходатайстве ГМВ как отсутствующие, в настоящее время опубликованы на сайте Музея Рерихов – филиала ГМВ в разделе «Архив Рерихов». Это диплом об окончании Н.К.Рериха Высшего художественного училища при Императорской Академии художеств, выданный 20.03.1898 г. [28] (соответствует пункту 18 ходатайства ГМВ) и уведомление Ю.Н.Рериху о необходимости его присутствия на экзамене по тибетскому языку от 19.05.1954 (на английском языке) [29] (соответствует пункту 16 ходатайства ГМВ). Эти факты дают основание предполагать, что Государственный музей Востока по какой-то причине ввёл суд в заблуждение, возможно с целью сокрытия наличия в его владении или утраты целого ряда уникальных документов семьи Рерихов. К сожалению, апелляционный суд удовлетворил жалобу ГМВ и отменил судебное решение первой инстанции по возврату законному владельцу Архива семьи Рерихов. В настоящее время МЦР готовит соответствующую кассационную жалобу.

Нарушение воли Рерихов

В тяжёлые для нашей Родины годы Великой Отечественной войны Николай Константинович Рерих писал: «Нынче исполнилось четверть века наших странствий. Каждый из нас четверых в своей области накопил немало знаний и опыта. Но для кого же мы все трудились? Неужели для чужих? Конечно, для своего, для русского народа мы перевидали и радости, и трудности, и опасности. <…> Для народа русского мы трудились. Ему несём знания и достижения» [30]. После войны старшие Рерихи пытались вернуться на Родину и передать ей плоды трудов своей жизни, но безуспешно.

В 1957 году всемирно известный учёный-востоковед Юрий Николаевич Рерих переехал в Советский Союз и привёз часть наследия своей семьи для создания государственного Музея имени Н.К.Рериха в Москве. Но Министерство культуры СССР не выполнило своих обещаний, Музей Рериха так и не был создан, а картины Н.К.Рериха, переданные Юрием Николаевичем, в настоящее время находятся в фондах Государственного Русского музея, Третьяковки и Новосибирской картинной галереи. Младший сын Святослав Николаевич Рерих в 1989 году заручился поддержкой руководства Советского Союза и гарантиями государства в отношении создания общественного Центра-Музея имени Н.К.Рериха в Москве и в 1990 году передал свою часть наследия на Родину. На сегодняшний день и эти обещания государства нарушены, общественный Музей, успешно просуществовавший более 25 лет, выселен из усадьбы Лопухиных, выбранной лично Святославом Николаевичем, а наследие Рерихов, переданное С.Н.Рерихом Международному Центру Рерихов, оказалось в незаконном владении Государственного музея Востока. Символ Пакта Рериха – Знамя Мира, предложенное Н.К.Рерихом для охраны культурного достояния всего человечества, много лет развевавшееся над территорией общественного Музея имени Н.К.Рериха, в первые же дни после захвата усадьбы было снято государственным Музеем Рерихов – филиалом ГМВ [31]. Все миротворческие идеи и философия Живой Этики, которыми жила семья Рерихов, этим «музеем» были оставлены в небрежении. Более того, при поддержке Министерства культуры Музей Востока разместил на своём интернет-сайте сканы сокровенных дневников Елены Ивановны Рерих, которые она запретила публиковать раньше назначенного срока [32].

Необходимо также добавить, что более 300 произведений Рерихов из коллекции общественного Музея имени Н.К.Рериха, среди которых знаменитые картины Н.К.Рериха «Сергий-строитель», «Перекрёсток путей Христа и Будды» и серия «Санкта», в 2017–2018 годах были арестованы по уголовному делу «Мастер-банка» и переданы на хранение в Государственный музей Востока. Это означает, что в ближайшие годы они вряд ли будут доступны людям.

С.Н.Рерих. Возлюби ближнего своего (Господом твоим). 1967

Воля Рерихов на Родине была вероломно нарушена, а духовное и материальное наследие великой семьи находится в небрежении и поругании. Самые простые люди понимают незаконность захвата усадьбы Лопухиных и наследия Рерихов, при этом последняя воля основателя МЦР Святослава Николаевича Рериха в отношении судьбы переданного им на Родину наследия своей семьи общеизвестна. Нарушены законы и земные и небесные, писаные и неписаные. Евангелие от Матфея содержит такие слова Спасителя: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф. 12:25). Не может государство нарушать свои обещания. Не может государство нарушать законы, установленные государством. И ещё: «Горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться» (Мф. 26:24). Также вспоминаются пророческие слова Николая Рериха: «Разрушение музея есть разрушение страны – будем помнить это во всех смыслах» [33].

  1. Рерих Н.К. Good Friday // Н.К.Рерих. Листы дневника. В 3 т. Т. 2. М.: МЦР, 1995.
  2. Пресс-конференция, посвящённая ситуации вокруг наследия Рерихов // ТАСС, 12.05.2017 г.
  3. Письмо МЦР от 12.05.2017 г. // Архив МЦР.
  4. Ответ ГМВ от 19.05.2017 г. // Архив МЦР.
  5. Мединский: стоимость коллекции Рерихов превышает 15 млрд рублей // ТАСС, 17.05.2017 г.
  6. В Государственном Эрмитаже прошло вручение Международной премии имени Николая Рериха // Санкт-Петербургский государственный музей-институт семьи Рерихов (офиц. сайт), 08.10.2021 г.
  7. Буклет Международного Центра Рерихов. 2016 г.
  8. Центр Рерихов обвинил Музей Востока в рейдерском захвате // Телеканал «Вести», 29.04.2017 г.
  9. Активист Соседов назначен советником министра культуры // «РИА Новости» 12.04.2013 г.
  10. Виктор Байда. Печальная история каретника, или Хождение по мукам // Сайт «Сохраним Музей Рериха», 22.02.2020 г.
  11. Письмо С.Н.Рериха Президенту России Б.Н.Ельцину от 26.04.1992 г. // Архив МЦР.
  12. Валерий Ширяев. Страшная сказка музея Востока // Новая газета, 20.07.2009 г.
  13. Стеценко А.В. Правда о коллекции Святослава Николаевича Рериха // Центр-Музей имени Н.К.Рериха. Каталог. Живопись и рисунок. Николай Рерих. Святослав Рерих. Юрий Рерих. Елена Рерих / Под общ. ред. Л.В.Шапошниковой. В 2 т. Т. 2. М.: МЦР, 2010.
  14. Виктор Байда. Как Международный Центр Рерихов и Музей Востока сохраняют исторические здания» // сайт «Сохраним Музей Рериха, 06.05.2017 г.
  15. Ответ Генеральной прокуратуры РФ члену Совета Федераций А.В.Кондратьеву от 20.02.2020 г. № 74/1-168-2020/130деп.
  16. Список произведений Рерихов из искового заявления МЦР, поступивших в МЦР от различных дарителей в 1990-2000-е годы (188 произведений).
  17. Отзыв Государственного музея Востока от 24.09.2020 г.
  18. Музей Востока «потерял» картины Рериха // Youtube-канал МЦР, 07.03.2021 г.
  19. Заявление МЦР в ГСУ СК России по г. Москве от 20.01.2021 г.
  20. Постановление ОМВД Хамовники г. Москвы от 31.03.2021 г. об отказе в возбуждении уголовного дела.
  21. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 15.06.2021 г. по Мемориально-вещевому фонду семьи Рерихов.
  22. Акт ГМВ № 1/221 от 18.07.2017 г. приёма предметов в постоянное пользование.
  23. Список предметов Мемориально-вещевого фонда семьи Рерихов из искового заявления МЦР, которые отсутствуют в Акте ГМВ № 1/221 от 18.07.2017 г. о приёме предметов в постоянное пользование.
  24. Письмо ГМВ от 13.10.2020 г. № 697/1-25 (отказ в проведении совместного осмотра истребуемого имущества).
  25. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.08.2021 г.
  26. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.04.2021 г. по Архиву семьи Рерихов.
  27. Ходатайство Государственного музея Востока от 08.02.2021 г.
  28. Диплом об окончании Н.К.Рериха Высшего художественного училища при Императорской Академии художеств, выданный 20.03.1898 г. // Сайт Музея Рерихов – филиала ГМВ.
  29. Уведомление Ю.Н.Рериху о необходимости его присутствия на экзамене по тибетскому языку в Kutchery, Калимпонг от 19.05.1954 // Сайт Музея Рерихов – филиала ГМВ.
  30. Рерих Н.К. Четверть века // Н.К.Рерих. Листы дневника. В 3 т. Т. 3. М.: МЦР, 1996.
  31. Протест против снятия Знамени Мира // Сайт «Сохраним Музей Рериха», 01.05.2017 г.
  32. Т.О.Книжник, Д.Ю.Ревякин. Об особенностях духовного пиршества в Государственном музее Востока // Сайт «Сохраним Музей Рериха», 20.07.2018 г.
  33. Рерих Н.К. Катакомбы // Н.К.Рерих. Листы дневника. В 3 т. Т. 3. М.: МЦР, 1996.